malta 01Кто из нас в детстве не учреждал тайные ордена и ложи со всевозможными задачами и целями, начиная со свержения правительств ряда стран и установления собственной диктатуры и заканчивая омрачением настроения на целый вечер(день, ночь, неопределенное время) соседу(соседке) по лестничной клетке(парте, горшку). Многие спокойно пережили этот период формирования личности, а некоторые так и не выходят из чудесного состояния легкой таинственности и многозначительных подмигиваний и рукопожатий. Счастливые люди и ценные экземпляры для института им. Сербского.

 

Отправляясь на Мальту, я думал, что попаду именно к этим, вторым. А как же иначе: орден иоанитов, рыцари-крестоносцы. Не страна, а один большой тайный заговор. Поэтому, заготовив несколько отзывов, типа: "Славянский шкаф уже продан" или "Штирлиц живет этажом ниже", я смело бросился на встречу с приключениями. Каково же было мое разочарование, когда через три часа перетаптывания под фонарем и похлопывания себя по бедру газетой "Советский спорт" я так и не вышел ни с кем на связь. Наскоро сделав примочку на место похлопывания, где уже успела образоваться здоровенная гематома, я отправился окунуться и как следует пропитаться Мальтой.

Мальта показалась мне схожей (да простят меня Жорж Бизе и Проспер Мериме) с Кармен, вышедшей на пенсию. Все страсти в прошлом. Теперь она живет тихой размеренной жизнью, выращивает цветочки в садике, следит за домом и время от времени рассказывает гостям о своей бурной молодости: "Вот здесь я целовалась с Хосе, а здесь этот ревнивый придурок чуть не убил меня". Благо, что ей действительно есть о чем вспомнить.

malta 02Мальтийцы - народ религиозный. У каждого городка и селеньица есть собственный святой покровитель. Практически каждую неделю то в одном, то в другом населенном пункте происходят праздничные шествия, посвященные их святым. Зрелище очень яркое, торжественное, с оркестром и песнопениями. Праздник проводится силами самих местных жителей, без приглашенных со стороны певцов и музыкантов. Люди весь год готовятся к нему, чтобы не ударить лицом в грязь перед другими городками. Шествие длится около часа и оставляет в душе теплое трогательное ощущение. Имея внутри себя взлелеянное неуклонным строительством коммунизма стойкое отвращение к общественным нагрузкам, мне приятно было наблюдать, что это работает в условиях загнивающего капитализма.

Зато, что касается основной работы, за деньги, здесь мальтийцы, на мой взгляд, явно не перенапрягаются. Мальта мне показалась очень дорогой страной, но, похоже, население достаточно обеспечено материально, чтобы безболезненно проживать в ней. Не в каждой стране, где туризм является одним из основных источников дохода, можно столкнуться с тем, что деньги туриста никого из местных жителей особенно не интересуют и никто не сделает дополнительного телодвижения, чтобы как-то извлечь их у него. Нет, конечно, они не пошлют гостя куда подальше со всеми его притязаниями. Вам вежливо и с доброжелательными улыбками объяснят, что сейчас у них сиеста, потом будет фиеста, затем еще какая-нибудь …еста, а уж там, если ничего не вмешается, можно будет попробовать поговорить о деле. Стоишь перед ним и чувствуешь себя со своими деньгами полным идиотом, будто хотел отправить олигарха за бутылочкой пива. Единственные, на мой взгляд, кому нужны ваши деньги (кроме, естественно, вас самих) и кто готов ради них что-то предпринять - это мальтийские таксисты. Но таксистами на Мальте работают, как правило, приезжие итальянцы, так что это нисколько не нарушает общее правило.

malta 03Нет ничего лучше для погружения в таинственный мир чужой страны, как заблудиться в ней без денег и знания языка. Именно это мне удалось сделать на третий день пребывания на Мальте. Утром целой группой человек из десяти во главе с русскоязычным гидом мы отправились на экскурсию в столицу Мальты, Валетту, любоваться старинной архитектурой и трепетно прикасаться к не менее старинной истории. Поскольку жили мы на острове Гозо (второй в мальтийском архипелаге), дорога до Валетты заняла у нас часа полтора (минут сорок паром, остальное - автобус). В столице было действительно интересно, только уж больно многолюдно, поэтому, в очередной раз зазевавшись на какую-то достопримечательность, я вдруг обнаружил, что мои собратья по экскурсии куда-то исчезли. Нацепив на лицо ехидную ухмылочку, я немного прибавил шаг, рассчитывая подобраться к своим товарищам сзади и произнести противным голосом: "И где это вас черти носят?" Через час моя ухмылочка сползла от многократно произносимых "Sorry", которыми я обменивался со всеми кого толкнул и кто толкнул меня. Скорость моя понемногу возрастала. К концу второго часа поисков я уже носился по Валетте через толпу, как опытный регбист, проскальзывая между ног у скандинавов и перепрыгивая через японцев. И тут до меня дошло, что я болван. Вместо того, чтобы, высунув язык, носиться по городу, я могу преспокойно ждать своих друзей возле нашего экскурсионного автобуса. На поиск места стоянки автобуса я потратил еще около двух часов, поскольку из-за всей этой беготни характерные приметы, по которым можно было ориентироваться, перемешались у меня в голове. Но тут судьба немного сжалилась. Случайно свернув в какой-то малозаметный переулочек, мимо которого пробегал уже раз десять, я оказался на стоянке автобусов. Чтобы хоть как-то защититься от града упреков, я виновато втянул голову, зашаркал ногами и старательно ссутулился, всем своим видом изображая раскаяние. Но все обошлось, так как нашего автобуса на стоянке не было. Я прождал его полтора часа, наивно полагая, что за мной должны вернуться с минуты на минуту. Как выяснилось позже, в это время мои товарищи, плотно пообедав и познакомившись еще с несколькими местными достопримечательностями, возвращались в отель. Поняв, что спасение утопающего всецело зависит от него самого, я проверил свою наличность. Поскольку вся экскурсия, включая обед, была оплачена заранее, денег у меня с собой не было. Мне удалось нашарить по карманам несколько монет, которые я отложил для коллекции. В общей сложности, их оказалось на сорок долларов, что придало мне оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Я подошел к полицейскому, который отирался неподалеку, и лаконично поприветствовал его словами: "Гозо, паром". "Такси",- кивнул мне в ответ блюститель и указал взглядом на скопище машин. Я направился туда. Таксисты были, как на подбор: пузатые, мордатые, лоснящиеся от пота, обильно украшенные золотом в области рук, шей и ротовой полости. Я подошел к первому попавшемуся и произнес волшебные слова: "Гозо, паром". Взамен я получил кучу английских слов и итальянской жестикуляции, из чего понял только одно: проезд до парома стоит восемьдесят долларов. Радостно улыбаясь, я протянул ему все свои сбережения, утаив только одну мелкую, скромного достоинства монетку, которая очень мне нравилась. Таксист сгреб мою наличность своей пухлой, короткопалой ручкой и начал сосредоточенно шлепать губами, видимо, производя в уме какие-то сложные арифметические действия. Я терпеливо ждал, стараясь ни на секунду не ослаблять приветливую гримасу. Наконец, подсчет закончился, мой таксист поднял глаза, внимательно посмотрел на меня, засмеялся и подозвал коллегу. Тот подошел и вопросительно на меня уставился. Я произнес свой пароль, а первый таксист пересыпал второму в ладонь мои монетки. Теперь второй шлепал губами, а мы с первым ждали. Затем они засмеялись и позвали третьего. Ритуал повторился. Когда подошел четвертый, я окинул тоскливым взглядом нескончаемые ряды таксистов и понял, что для моих нервов это слишком серьезное испытание, поэтому пора прекращать балаган. Покопавшись в загашнике, я выбрал самую свирепую интонацию и прорычал: "Гозо, паром", давая понять, что произношу эту фразу последний раз в жизни (Боже, как я тогда заблуждался!), а дальше, невзирая на торчавшего поблизости полисмена, будет взрыв и, как минимум, пара золотых зубов останется пылиться на столичном асфальте. Смех сразу прекратился, мои садисты собрались в кружок и начали совещаться, импульсивно размахивая руками. Затем первый, ставший уже родным, отделился от общей группы и распахнул дверь своей машины, любезно предлагая мне садиться. "Yes,- подумал я на английском.- Победа".

Через двадцать минут мы оказались в порту. Таксист на прощанье потрепал меня по плечу и одарил золотом своей улыбки. Я ответил ему тем же, не так блестяще, но тоже от души и вышел из машины. Такси рвануло с места и сразу исчезло, а я огляделся и выяснил, что снова оказался в дураках. Порт был старый, заброшенный, с полузатопленной баржей.

malta 04Минут пять я простоял, обдумывая мысль "Ни фига себе", поскольку больше ничего не приходило мне на ум. Денег нет, языка не знаю, мобильный вообще остался в Москве. Исходя из всего этого, я принял, на мой взгляд, мудрое решение идти по берегу в любую сторону. Поскольку Мальта - это остров, рано или поздно я приду к нужному порту. Сколько времени займет мой путь, я старался не думать. По дороге я развлекался тем, что обращался к прохожим с вопросом: "Гозо, паром?". Прохожие показывали пальцем по направлению моего движения и, странно на меня погладывая, пытались что-то объяснить. Я вежливо им кивал и брел дальше, пока, наконец, один мужчина не проявил столько настойчивости, что я мобилизовал весь свой школьный запас английского, дабы узнать, чего они все от меня хотят. И тут в потоке незнакомых звуков мелькнуло слово "bus", переведенное мной с самоуверенностью полиглота как "автобус". Я сразу почувствовал вкус к общению. Присев на корточки, я нарисовал на земле №?. Мужчина, в свою очередь, изобразил цифры и указал на остановку, которая находилась в двухстах метрах от нас. Сердечно поблагодарив своего спасителя остатками английского лексикона, я помчался туда и успел на подходивший автобус. Оставался еще один щекотливый момент - плата за проезд. Я протянул водителю последнюю сэкономленную монетку, ожидая, если не пинка под зад, то, по крайней мере, презрительного смеха и выдворения из транспорта за ухо на следующей остановке. Однако, на мое удивление, водитель денежку взял и даже вернул мне несколько еще более мелких монеток сдачи. Да здравствует мальтийское правительство, сделавшее общественный транспорт в своей стране таким дешевым и доступным!!! Всю обратную дорогу (ехали мы, примерно, два с половиной часа) я трепетал от радости, предчувствуя близкую встречу с домом, коим считал набивший мне оскомину остров Гозо. Проникновение на паром без билета было делом техники. Один паром я пропустил, изучая процесс входа и выхода пассажиров, а уже следующий мчал меня на всех парах к берегам родного острова. Первым, кого я встретил в отеле, был товарищ из моей группы, который, сонно позевывая, спросил: "А где ты был? Мы волновались". Но мне понадобилась еще целая ночь, чтобы найти в себе силы для вежливого ответа.

Возвращаясь к теме, которую я выделил в качестве заголовка, хочу заметить, что Мальта - спокойная, мирно дремлющая страна с устоявшимся укладом жизни. У них даже преступности толком нет. Чтобы вывести ее из состояния стагнации, нужны новые прогрессивные силы, что-нибудь сродни зарождающемуся капитализму в недрах сонного феодализма. И мне кажется, что эту нелегкую миссию взвалили на свои хрупкие жирные плечи мальтийские таксисты. И идут они, согбенные, и тащат вперед страну, позвякивая при каждом шаге золотыми цепями, кроме которых им, в общем-то, и нечего терять. Но при всем моем уважении к историческому развитию и к той значительной роли, которую мальтийские таксисты в нем играют, все же заявляю, что они - ГАДЫ. С любым, кто не согласен с моим заключительным утверждением, я готов встретиться в назначенное время на опушке леса и с десяти шагов бросаться еловыми шишками до последней капли крови. Только мне почему-то кажется, что таких не найдется.

malta 01Кто из нас в детстве не учреждал тайные ордена и ложи со всевозможными задачами и целями, начиная со свержения правительств ряда стран и установления собственной диктатуры и заканчивая омрачением настроения на целый вечер(день, ночь, неопределенное время) соседу(соседке) по лестничной клетке(парте, горшку). Многие спокойно пережили этот период формирования личности, а некоторые так и не выходят из чудесного состояния легкой таинственности и многозначительных подмигиваний и рукопожатий. Счастливые люди и ценные экземпляры для института им. Сербского.

 

Отправляясь на Мальту, я думал, что попаду именно к этим, вторым. А как же иначе: орден иоанитов, рыцари-крестоносцы. Не страна, а один большой тайный заговор. Поэтому, заготовив несколько отзывов, типа: "Славянский шкаф уже продан" или "Штирлиц живет этажом ниже", я смело бросился на встречу с приключениями. Каково же было мое разочарование, когда через три часа перетаптывания под фонарем и похлопывания себя по бедру газетой "Советский спорт" я так и не вышел ни с кем на связь. Наскоро сделав примочку на место похлопывания, где уже успела образоваться здоровенная гематома, я отправился окунуться и как следует пропитаться Мальтой.

Мальта показалась мне схожей (да простят меня Жорж Бизе и Проспер Мериме) с Кармен, вышедшей на пенсию. Все страсти в прошлом. Теперь она живет тихой размеренной жизнью, выращивает цветочки в садике, следит за домом и время от времени рассказывает гостям о своей бурной молодости: "Вот здесь я целовалась с Хосе, а здесь этот ревнивый придурок чуть не убил меня". Благо, что ей действительно есть о чем вспомнить.

malta 02Мальтийцы - народ религиозный. У каждого городка и селеньица есть собственный святой покровитель. Практически каждую неделю то в одном, то в другом населенном пункте происходят праздничные шествия, посвященные их святым. Зрелище очень яркое, торжественное, с оркестром и песнопениями. Праздник проводится силами самих местных жителей, без приглашенных со стороны певцов и музыкантов. Люди весь год готовятся к нему, чтобы не ударить лицом в грязь перед другими городками. Шествие длится около часа и оставляет в душе теплое трогательное ощущение. Имея внутри себя взлелеянное неуклонным строительством коммунизма стойкое отвращение к общественным нагрузкам, мне приятно было наблюдать, что это работает в условиях загнивающего капитализма.

Зато, что касается основной работы, за деньги, здесь мальтийцы, на мой взгляд, явно не перенапрягаются. Мальта мне показалась очень дорогой страной, но, похоже, население достаточно обеспечено материально, чтобы безболезненно проживать в ней. Не в каждой стране, где туризм является одним из основных источников дохода, можно столкнуться с тем, что деньги туриста никого из местных жителей особенно не интересуют и никто не сделает дополнительного телодвижения, чтобы как-то извлечь их у него. Нет, конечно, они не пошлют гостя куда подальше со всеми его притязаниями. Вам вежливо и с доброжелательными улыбками объяснят, что сейчас у них сиеста, потом будет фиеста, затем еще какая-нибудь …еста, а уж там, если ничего не вмешается, можно будет попробовать поговорить о деле. Стоишь перед ним и чувствуешь себя со своими деньгами полным идиотом, будто хотел отправить олигарха за бутылочкой пива. Единственные, на мой взгляд, кому нужны ваши деньги (кроме, естественно, вас самих) и кто готов ради них что-то предпринять - это мальтийские таксисты. Но таксистами на Мальте работают, как правило, приезжие итальянцы, так что это нисколько не нарушает общее правило.

malta 03Нет ничего лучше для погружения в таинственный мир чужой страны, как заблудиться в ней без денег и знания языка. Именно это мне удалось сделать на третий день пребывания на Мальте. Утром целой группой человек из десяти во главе с русскоязычным гидом мы отправились на экскурсию в столицу Мальты, Валетту, любоваться старинной архитектурой и трепетно прикасаться к не менее старинной истории. Поскольку жили мы на острове Гозо (второй в мальтийском архипелаге), дорога до Валетты заняла у нас часа полтора (минут сорок паром, остальное - автобус). В столице было действительно интересно, только уж больно многолюдно, поэтому, в очередной раз зазевавшись на какую-то достопримечательность, я вдруг обнаружил, что мои собратья по экскурсии куда-то исчезли. Нацепив на лицо ехидную ухмылочку, я немного прибавил шаг, рассчитывая подобраться к своим товарищам сзади и произнести противным голосом: "И где это вас черти носят?" Через час моя ухмылочка сползла от многократно произносимых "Sorry", которыми я обменивался со всеми кого толкнул и кто толкнул меня. Скорость моя понемногу возрастала. К концу второго часа поисков я уже носился по Валетте через толпу, как опытный регбист, проскальзывая между ног у скандинавов и перепрыгивая через японцев. И тут до меня дошло, что я болван. Вместо того, чтобы, высунув язык, носиться по городу, я могу преспокойно ждать своих друзей возле нашего экскурсионного автобуса. На поиск места стоянки автобуса я потратил еще около двух часов, поскольку из-за всей этой беготни характерные приметы, по которым можно было ориентироваться, перемешались у меня в голове. Но тут судьба немного сжалилась. Случайно свернув в какой-то малозаметный переулочек, мимо которого пробегал уже раз десять, я оказался на стоянке автобусов. Чтобы хоть как-то защититься от града упреков, я виновато втянул голову, зашаркал ногами и старательно ссутулился, всем своим видом изображая раскаяние. Но все обошлось, так как нашего автобуса на стоянке не было. Я прождал его полтора часа, наивно полагая, что за мной должны вернуться с минуты на минуту. Как выяснилось позже, в это время мои товарищи, плотно пообедав и познакомившись еще с несколькими местными достопримечательностями, возвращались в отель. Поняв, что спасение утопающего всецело зависит от него самого, я проверил свою наличность. Поскольку вся экскурсия, включая обед, была оплачена заранее, денег у меня с собой не было. Мне удалось нашарить по карманам несколько монет, которые я отложил для коллекции. В общей сложности, их оказалось на сорок долларов, что придало мне оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Я подошел к полицейскому, который отирался неподалеку, и лаконично поприветствовал его словами: "Гозо, паром". "Такси",- кивнул мне в ответ блюститель и указал взглядом на скопище машин. Я направился туда. Таксисты были, как на подбор: пузатые, мордатые, лоснящиеся от пота, обильно украшенные золотом в области рук, шей и ротовой полости. Я подошел к первому попавшемуся и произнес волшебные слова: "Гозо, паром". Взамен я получил кучу английских слов и итальянской жестикуляции, из чего понял только одно: проезд до парома стоит восемьдесят долларов. Радостно улыбаясь, я протянул ему все свои сбережения, утаив только одну мелкую, скромного достоинства монетку, которая очень мне нравилась. Таксист сгреб мою наличность своей пухлой, короткопалой ручкой и начал сосредоточенно шлепать губами, видимо, производя в уме какие-то сложные арифметические действия. Я терпеливо ждал, стараясь ни на секунду не ослаблять приветливую гримасу. Наконец, подсчет закончился, мой таксист поднял глаза, внимательно посмотрел на меня, засмеялся и подозвал коллегу. Тот подошел и вопросительно на меня уставился. Я произнес свой пароль, а первый таксист пересыпал второму в ладонь мои монетки. Теперь второй шлепал губами, а мы с первым ждали. Затем они засмеялись и позвали третьего. Ритуал повторился. Когда подошел четвертый, я окинул тоскливым взглядом нескончаемые ряды таксистов и понял, что для моих нервов это слишком серьезное испытание, поэтому пора прекращать балаган. Покопавшись в загашнике, я выбрал самую свирепую интонацию и прорычал: "Гозо, паром", давая понять, что произношу эту фразу последний раз в жизни (Боже, как я тогда заблуждался!), а дальше, невзирая на торчавшего поблизости полисмена, будет взрыв и, как минимум, пара золотых зубов останется пылиться на столичном асфальте. Смех сразу прекратился, мои садисты собрались в кружок и начали совещаться, импульсивно размахивая руками. Затем первый, ставший уже родным, отделился от общей группы и распахнул дверь своей машины, любезно предлагая мне садиться. "Yes,- подумал я на английском.- Победа".

Через двадцать минут мы оказались в порту. Таксист на прощанье потрепал меня по плечу и одарил золотом своей улыбки. Я ответил ему тем же, не так блестяще, но тоже от души и вышел из машины. Такси рвануло с места и сразу исчезло, а я огляделся и выяснил, что снова оказался в дураках. Порт был старый, заброшенный, с полузатопленной баржей.

malta 04Минут пять я простоял, обдумывая мысль "Ни фига себе", поскольку больше ничего не приходило мне на ум. Денег нет, языка не знаю, мобильный вообще остался в Москве. Исходя из всего этого, я принял, на мой взгляд, мудрое решение идти по берегу в любую сторону. Поскольку Мальта - это остров, рано или поздно я приду к нужному порту. Сколько времени займет мой путь, я старался не думать. По дороге я развлекался тем, что обращался к прохожим с вопросом: "Гозо, паром?". Прохожие показывали пальцем по направлению моего движения и, странно на меня погладывая, пытались что-то объяснить. Я вежливо им кивал и брел дальше, пока, наконец, один мужчина не проявил столько настойчивости, что я мобилизовал весь свой школьный запас английского, дабы узнать, чего они все от меня хотят. И тут в потоке незнакомых звуков мелькнуло слово "bus", переведенное мной с самоуверенностью полиглота как "автобус". Я сразу почувствовал вкус к общению. Присев на корточки, я нарисовал на земле №?. Мужчина, в свою очередь, изобразил цифры и указал на остановку, которая находилась в двухстах метрах от нас. Сердечно поблагодарив своего спасителя остатками английского лексикона, я помчался туда и успел на подходивший автобус. Оставался еще один щекотливый момент - плата за проезд. Я протянул водителю последнюю сэкономленную монетку, ожидая, если не пинка под зад, то, по крайней мере, презрительного смеха и выдворения из транспорта за ухо на следующей остановке. Однако, на мое удивление, водитель денежку взял и даже вернул мне несколько еще более мелких монеток сдачи. Да здравствует мальтийское правительство, сделавшее общественный транспорт в своей стране таким дешевым и доступным!!! Всю обратную дорогу (ехали мы, примерно, два с половиной часа) я трепетал от радости, предчувствуя близкую встречу с домом, коим считал набивший мне оскомину остров Гозо. Проникновение на паром без билета было делом техники. Один паром я пропустил, изучая процесс входа и выхода пассажиров, а уже следующий мчал меня на всех парах к берегам родного острова. Первым, кого я встретил в отеле, был товарищ из моей группы, который, сонно позевывая, спросил: "А где ты был? Мы волновались". Но мне понадобилась еще целая ночь, чтобы найти в себе силы для вежливого ответа.

Возвращаясь к теме, которую я выделил в качестве заголовка, хочу заметить, что Мальта - спокойная, мирно дремлющая страна с устоявшимся укладом жизни. У них даже преступности толком нет. Чтобы вывести ее из состояния стагнации, нужны новые прогрессивные силы, что-нибудь сродни зарождающемуся капитализму в недрах сонного феодализма. И мне кажется, что эту нелегкую миссию взвалили на свои хрупкие жирные плечи мальтийские таксисты. И идут они, согбенные, и тащат вперед страну, позвякивая при каждом шаге золотыми цепями, кроме которых им, в общем-то, и нечего терять. Но при всем моем уважении к историческому развитию и к той значительной роли, которую мальтийские таксисты в нем играют, все же заявляю, что они - ГАДЫ. С любым, кто не согласен с моим заключительным утверждением, я готов встретиться в назначенное время на опушке леса и с десяти шагов бросаться еловыми шишками до последней капли крови. Только мне почему-то кажется, что таких не найдется.

malta 01Кто из нас в детстве не учреждал тайные ордена и ложи со всевозможными задачами и целями, начиная со свержения правительств ряда стран и установления собственной диктатуры и заканчивая омрачением настроения на целый вечер(день, ночь, неопределенное время) соседу(соседке) по лестничной клетке(парте, горшку). Многие спокойно пережили этот период формирования личности, а некоторые так и не выходят из чудесного состояния легкой таинственности и многозначительных подмигиваний и рукопожатий. Счастливые люди и ценные экземпляры для института им. Сербского.

 

Отправляясь на Мальту, я думал, что попаду именно к этим, вторым. А как же иначе: орден иоанитов, рыцари-крестоносцы. Не страна, а один большой тайный заговор. Поэтому, заготовив несколько отзывов, типа: "Славянский шкаф уже продан" или "Штирлиц живет этажом ниже", я смело бросился на встречу с приключениями. Каково же было мое разочарование, когда через три часа перетаптывания под фонарем и похлопывания себя по бедру газетой "Советский спорт" я так и не вышел ни с кем на связь. Наскоро сделав примочку на место похлопывания, где уже успела образоваться здоровенная гематома, я отправился окунуться и как следует пропитаться Мальтой.

Мальта показалась мне схожей (да простят меня Жорж Бизе и Проспер Мериме) с Кармен, вышедшей на пенсию. Все страсти в прошлом. Теперь она живет тихой размеренной жизнью, выращивает цветочки в садике, следит за домом и время от времени рассказывает гостям о своей бурной молодости: "Вот здесь я целовалась с Хосе, а здесь этот ревнивый придурок чуть не убил меня". Благо, что ей действительно есть о чем вспомнить.

malta 02Мальтийцы - народ религиозный. У каждого городка и селеньица есть собственный святой покровитель. Практически каждую неделю то в одном, то в другом населенном пункте происходят праздничные шествия, посвященные их святым. Зрелище очень яркое, торжественное, с оркестром и песнопениями. Праздник проводится силами самих местных жителей, без приглашенных со стороны певцов и музыкантов. Люди весь год готовятся к нему, чтобы не ударить лицом в грязь перед другими городками. Шествие длится около часа и оставляет в душе теплое трогательное ощущение. Имея внутри себя взлелеянное неуклонным строительством коммунизма стойкое отвращение к общественным нагрузкам, мне приятно было наблюдать, что это работает в условиях загнивающего капитализма.

Зато, что касается основной работы, за деньги, здесь мальтийцы, на мой взгляд, явно не перенапрягаются. Мальта мне показалась очень дорогой страной, но, похоже, население достаточно обеспечено материально, чтобы безболезненно проживать в ней. Не в каждой стране, где туризм является одним из основных источников дохода, можно столкнуться с тем, что деньги туриста никого из местных жителей особенно не интересуют и никто не сделает дополнительного телодвижения, чтобы как-то извлечь их у него. Нет, конечно, они не пошлют гостя куда подальше со всеми его притязаниями. Вам вежливо и с доброжелательными улыбками объяснят, что сейчас у них сиеста, потом будет фиеста, затем еще какая-нибудь …еста, а уж там, если ничего не вмешается, можно будет попробовать поговорить о деле. Стоишь перед ним и чувствуешь себя со своими деньгами полным идиотом, будто хотел отправить олигарха за бутылочкой пива. Единственные, на мой взгляд, кому нужны ваши деньги (кроме, естественно, вас самих) и кто готов ради них что-то предпринять - это мальтийские таксисты. Но таксистами на Мальте работают, как правило, приезжие итальянцы, так что это нисколько не нарушает общее правило.

malta 03Нет ничего лучше для погружения в таинственный мир чужой страны, как заблудиться в ней без денег и знания языка. Именно это мне удалось сделать на третий день пребывания на Мальте. Утром целой группой человек из десяти во главе с русскоязычным гидом мы отправились на экскурсию в столицу Мальты, Валетту, любоваться старинной архитектурой и трепетно прикасаться к не менее старинной истории. Поскольку жили мы на острове Гозо (второй в мальтийском архипелаге), дорога до Валетты заняла у нас часа полтора (минут сорок паром, остальное - автобус). В столице было действительно интересно, только уж больно многолюдно, поэтому, в очередной раз зазевавшись на какую-то достопримечательность, я вдруг обнаружил, что мои собратья по экскурсии куда-то исчезли. Нацепив на лицо ехидную ухмылочку, я немного прибавил шаг, рассчитывая подобраться к своим товарищам сзади и произнести противным голосом: "И где это вас черти носят?" Через час моя ухмылочка сползла от многократно произносимых "Sorry", которыми я обменивался со всеми кого толкнул и кто толкнул меня. Скорость моя понемногу возрастала. К концу второго часа поисков я уже носился по Валетте через толпу, как опытный регбист, проскальзывая между ног у скандинавов и перепрыгивая через японцев. И тут до меня дошло, что я болван. Вместо того, чтобы, высунув язык, носиться по городу, я могу преспокойно ждать своих друзей возле нашего экскурсионного автобуса. На поиск места стоянки автобуса я потратил еще около двух часов, поскольку из-за всей этой беготни характерные приметы, по которым можно было ориентироваться, перемешались у меня в голове. Но тут судьба немного сжалилась. Случайно свернув в какой-то малозаметный переулочек, мимо которого пробегал уже раз десять, я оказался на стоянке автобусов. Чтобы хоть как-то защититься от града упреков, я виновато втянул голову, зашаркал ногами и старательно ссутулился, всем своим видом изображая раскаяние. Но все обошлось, так как нашего автобуса на стоянке не было. Я прождал его полтора часа, наивно полагая, что за мной должны вернуться с минуты на минуту. Как выяснилось позже, в это время мои товарищи, плотно пообедав и познакомившись еще с несколькими местными достопримечательностями, возвращались в отель. Поняв, что спасение утопающего всецело зависит от него самого, я проверил свою наличность. Поскольку вся экскурсия, включая обед, была оплачена заранее, денег у меня с собой не было. Мне удалось нашарить по карманам несколько монет, которые я отложил для коллекции. В общей сложности, их оказалось на сорок долларов, что придало мне оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Я подошел к полицейскому, который отирался неподалеку, и лаконично поприветствовал его словами: "Гозо, паром". "Такси",- кивнул мне в ответ блюститель и указал взглядом на скопище машин. Я направился туда. Таксисты были, как на подбор: пузатые, мордатые, лоснящиеся от пота, обильно украшенные золотом в области рук, шей и ротовой полости. Я подошел к первому попавшемуся и произнес волшебные слова: "Гозо, паром". Взамен я получил кучу английских слов и итальянской жестикуляции, из чего понял только одно: проезд до парома стоит восемьдесят долларов. Радостно улыбаясь, я протянул ему все свои сбережения, утаив только одну мелкую, скромного достоинства монетку, которая очень мне нравилась. Таксист сгреб мою наличность своей пухлой, короткопалой ручкой и начал сосредоточенно шлепать губами, видимо, производя в уме какие-то сложные арифметические действия. Я терпеливо ждал, стараясь ни на секунду не ослаблять приветливую гримасу. Наконец, подсчет закончился, мой таксист поднял глаза, внимательно посмотрел на меня, засмеялся и подозвал коллегу. Тот подошел и вопросительно на меня уставился. Я произнес свой пароль, а первый таксист пересыпал второму в ладонь мои монетки. Теперь второй шлепал губами, а мы с первым ждали. Затем они засмеялись и позвали третьего. Ритуал повторился. Когда подошел четвертый, я окинул тоскливым взглядом нескончаемые ряды таксистов и понял, что для моих нервов это слишком серьезное испытание, поэтому пора прекращать балаган. Покопавшись в загашнике, я выбрал самую свирепую интонацию и прорычал: "Гозо, паром", давая понять, что произношу эту фразу последний раз в жизни (Боже, как я тогда заблуждался!), а дальше, невзирая на торчавшего поблизости полисмена, будет взрыв и, как минимум, пара золотых зубов останется пылиться на столичном асфальте. Смех сразу прекратился, мои садисты собрались в кружок и начали совещаться, импульсивно размахивая руками. Затем первый, ставший уже родным, отделился от общей группы и распахнул дверь своей машины, любезно предлагая мне садиться. "Yes,- подумал я на английском.- Победа".

Через двадцать минут мы оказались в порту. Таксист на прощанье потрепал меня по плечу и одарил золотом своей улыбки. Я ответил ему тем же, не так блестяще, но тоже от души и вышел из машины. Такси рвануло с места и сразу исчезло, а я огляделся и выяснил, что снова оказался в дураках. Порт был старый, заброшенный, с полузатопленной баржей.

malta 04Минут пять я простоял, обдумывая мысль "Ни фига себе", поскольку больше ничего не приходило мне на ум. Денег нет, языка не знаю, мобильный вообще остался в Москве. Исходя из всего этого, я принял, на мой взгляд, мудрое решение идти по берегу в любую сторону. Поскольку Мальта - это остров, рано или поздно я приду к нужному порту. Сколько времени займет мой путь, я старался не думать. По дороге я развлекался тем, что обращался к прохожим с вопросом: "Гозо, паром?". Прохожие показывали пальцем по направлению моего движения и, странно на меня погладывая, пытались что-то объяснить. Я вежливо им кивал и брел дальше, пока, наконец, один мужчина не проявил столько настойчивости, что я мобилизовал весь свой школьный запас английского, дабы узнать, чего они все от меня хотят. И тут в потоке незнакомых звуков мелькнуло слово "bus", переведенное мной с самоуверенностью полиглота как "автобус". Я сразу почувствовал вкус к общению. Присев на корточки, я нарисовал на земле №?. Мужчина, в свою очередь, изобразил цифры и указал на остановку, которая находилась в двухстах метрах от нас. Сердечно поблагодарив своего спасителя остатками английского лексикона, я помчался туда и успел на подходивший автобус. Оставался еще один щекотливый момент - плата за проезд. Я протянул водителю последнюю сэкономленную монетку, ожидая, если не пинка под зад, то, по крайней мере, презрительного смеха и выдворения из транспорта за ухо на следующей остановке. Однако, на мое удивление, водитель денежку взял и даже вернул мне несколько еще более мелких монеток сдачи. Да здравствует мальтийское правительство, сделавшее общественный транспорт в своей стране таким дешевым и доступным!!! Всю обратную дорогу (ехали мы, примерно, два с половиной часа) я трепетал от радости, предчувствуя близкую встречу с домом, коим считал набивший мне оскомину остров Гозо. Проникновение на паром без билета было делом техники. Один паром я пропустил, изучая процесс входа и выхода пассажиров, а уже следующий мчал меня на всех парах к берегам родного острова. Первым, кого я встретил в отеле, был товарищ из моей группы, который, сонно позевывая, спросил: "А где ты был? Мы волновались". Но мне понадобилась еще целая ночь, чтобы найти в себе силы для вежливого ответа.

Возвращаясь к теме, которую я выделил в качестве заголовка, хочу заметить, что Мальта - спокойная, мирно дремлющая страна с устоявшимся укладом жизни. У них даже преступности толком нет. Чтобы вывести ее из состояния стагнации, нужны новые прогрессивные силы, что-нибудь сродни зарождающемуся капитализму в недрах сонного феодализма. И мне кажется, что эту нелегкую миссию взвалили на свои хрупкие жирные плечи мальтийские таксисты. И идут они, согбенные, и тащат вперед страну, позвякивая при каждом шаге золотыми цепями, кроме которых им, в общем-то, и нечего терять. Но при всем моем уважении к историческому развитию и к той значительной роли, которую мальтийские таксисты в нем играют, все же заявляю, что они - ГАДЫ. С любым, кто не согласен с моим заключительным утверждением, я готов встретиться в назначенное время на опушке леса и с десяти шагов бросаться еловыми шишками до последней капли крови. Только мне почему-то кажется, что таких не найдется.

КУДА ЗВОНИТЬ И К КОМУ ПРИХОДИТЬ

E-mail: dive@moby-dick. mail.ru

Телефоны:

(495) 933-46-99

(495) 766-89-39

(495) 974-39-85

Адрес клуба:

1-ый Войковский проезд, дом 4

Наши друзья

maydiving baner

prof buh baner