cuba-1Когда я говорил своим знакомым, что еду на Кубу, все, как будто сговорившись, начинали завывать: «Куба далека, Куба далека, Куба рядом». Знакомых у меня много, хвастаться я люблю, поэтому вскоре количество этой, в общем-то, неплохой песни на квадратный сантиметр моей барабанной перепонки превысило все допустимые нормы. А если учесть, что среди моих знакомых, как на грех, не случилось ни одного Иосифа Кобзона или, на худой конец, Николая Баскова, и их вокальные данные можно смело заключать в кавычки, то вскоре я возненавидел ни в чем не повинный шлягер 70-х годов.

 

 

cuba-2Куба встретила нас затянутым облаками небом и легким противным дождиком, чему я был несказанно удивлен, предполагая, что на острове всегда светит солнце. Как потом выяснилось, Куба – разная. Я очень рад, что мы не остановились на каком-нибудь общепризнанном курорте, а, взяв джипы, колесили по дорогам этой страны и, поэтому, смогли увидеть ее поближе.

Что касается кубинских дорог, то они предоставляют замечательную возможность проверить уровень своего водительского мастерства. Там есть и автомагистрали (до трех полос в каждом направлении), и узенькие тропинки, которые на карте почему-то тоже заявлены в качестве автомобильных дорог. А один раз, решив срезать наш путь через горы и обнаружив на карте, что такая дорога существует, мы оказались на козьей тропе. Местные пастухи только удивленно вскидывали брови, когда мы на своих машинах штурмовали каменные нагромождения, и провожали нашу группу глазами, прикидывая, из какой расщелины нас придется доставать. Но все закончилось удачно.

На чем только не ездят на Кубе. Нам встречались и последние модели «Мерседеса», и настолько раритетные представители американского автопрома, что их место должно было быть на каком-либо автомобильном аукционе, где за них заплатили бы огромные деньги. Советский вклад в экономику Кубы заканчивается почему-то «Жигулями» седьмой модели. Видимо, в эпоху выпуска «восьмерок» и «девяток» отношения между нашими странами стали заметно ухудшаться. Также по дорогам во всех направлениях снует огромное количество велосипедистов. Велосипеды у них самые простейшие и лишь в единичных случаях снабжены светоотражателями. Едут они, как правило, посередине дороги, даже и не думая прижиматься к обочине. А поскольку дороги на Кубе в темное время суток вообще никак не освещаются, стоит на секунду ослабить внимание, тут же с изумлением обнаруживаешь перед своим капотом натруженную крестьянскую спину. Но кроме машин всех времен и народов, многочисленных велосипедистов и пеших путников, медленно бредущих вдоль дороги по своим делам, что выглядит вполне естественно, на автотрассах Кубы можно встретить: стада коров, овец и прочей домашней живности, следующих куда-то без пастухов, диких и домашних свиней со своими выводками, каких-то огромных красивых птиц, неторопливо разбегающихся и взлетающих непосредственно перед машиной, так же неторопливо разбегающихся, но никуда не взлетающих домашних кур и гусей, морских крабов, перебегающих дорогу перед близко идущим транспортом в поисках лучшей жизни и многих других представителей островной фауны. И собаки, собаки, собаки. На Кубе все собаки похожи друг на друга. Встречаются, конечно, единичные особи доберманов и чи-хуа-хуа. Основная же масса собак, практически, неразличима. Создается впечатление, что какая-то сука (я сейчас про собак) ощенилась по-крупному, и все ее потомство радостно разбежалось по острову. Небольшие, короткошерстные, с деловито задранным кренделем хвоста, они пересекают проезжую часть во всех направлениях, не обращая никакого внимания на остальных участников дорожного движения. Дня четыре нам удавалось избегать контакта с ними, но вот, на одной проселочной дороге мерзкой шавке посчастливилось проскользнуть под колеса моей машины. Разнесся оглушительный визг, и я увидел в зеркало, как собака несется от машины, поджимая лапу. Похоже, все-таки зацепил ее задним колесом. Я очень люблю собак и других животных, но в тот момент пожалел, что ехал не на асфальтоукладочном катке, так уж допекла кубинская живность. У нашей второй машины добыча оказалась попроще – курица, но зато под списание.

cuba-4Но, несмотря на сложность передвижения, Кубу лучше изучать, разъезжая по всему острову. Вас ждет столько интересных встреч и наблюдений. В каждом городке, где мы бросали машины у обочины, чтобы прогуляться и насладиться творениями колониальной архитектуры, к нам подходил полицейский и просил проверить, закрыты ли машины и застегнут ли тент, поскольку он ни за что не гарантирует. Нас сильно удивляло недоверие полиции к собственным гражданам, пока на одной из бензоколонок наша девушка не пошла уточнять дальнейший маршрут. С ней долго и обстоятельно беседовал очень любезный молодой человек. Он подробно объяснил, куда ехать, где поворачивать, то есть, расписал путь к интересующему нас месту, буквально, до сантиметра. Наша красавица вернулась очень довольная собой и своим приятным собеседником. Единственной ее ошибкой было то, что, доставая русско-испанский разговорник, она не закрыла сумочку. А оттуда вызывающе торчал ее кошелек. Пропажи мы хватились уже в отеле, километров за триста от бензоколонки. Но этот случай не вызвал в нас негативного отношения к местному населению. Было решено, что человек оценил свои услуги лоцмана несколько выше того, на что мы рассчитывали.

Основная же масса кубинцев ценит свои услуги значительно скромнее. За один доллар они готовы полдня присматривать за машиной, сопровождать по интересующему маршруту и оказывать множество других мелких любезностей. При этом, несмотря на бедность значительной части населения, попрошайничество там не приветствуется. Кубинцы не возьмут денег, если не смогут оказать взамен какую-либо услугу. Во всяком случае, мне так показалось. За все время пребывания на Кубе я встретил всего одну нищенку, просившую подаяния. Вы бы видели, с каким презрением и осуждением смотрели на нее окружающие.

Кстати, расплачиваться за услуги не обязательно деньгами. Мы проезжали один из небольших городков. Я сидел на пассажирском кресле и мирно потягивал ром из бутылки. Нашу машину окружила стайка пацанов, лет тринадцати-четырнадцати, на велосипедах. Выяснив, куда мы едем, они предложили провести нас самым коротким и удобным маршрутом. Оплата стандартная – один доллар. Мы, естественно, согласились. Один из велосипедистов ехал рядом с моим окном, и я, шутки ради, предложил ему глоток рома. Как же я был изумлен, когда парнишка взял бутылку, прямо на ходу отпил из нее и передал следующему. После того, как каждый из сопровождавшего нас эскорта сделал по глотку, бутылка вернулась ко мне. Я машинально отхлебнул из нее и опять вложил в протянутую руку моего юного собутыльника. Так мы и двигались, прикладываясь к бутылке по очереди. Я чувствовал себя последним негодяем, спаивающим малолетних, но на ребят, похоже, напиток не оказывал никакого воздействия. Судя по тому, как четко и аккуратно они управлялись с бутылкой, было понятно, что им подобное не впервой. Я со стыдом подумал, что это для нас, приезжих, ром – спиртной напиток, а для местных он является чем-то, вроде кваса. И что интересно, проводив нас, ребята отказались от денег, видимо, решив, что оплаты ромом вполне достаточно.

cuba-5Что еще поражает на Кубе, так это жизнерадостность ее жителей, включая самые беднейшие слои. На острове крайне редко встречаются хмурые люди. В основном, все улыбаются. Даже если мимо тебя проходит человек, озабоченный чем-то серьезным, стоит к нему обратиться, как его лицо сразу же расцветает улыбкой. Иногда смотришь на кого-нибудь, во что он одет, в каком доме живет, и думаешь, что окажись на его месте, так тотчас бы повесился. А он смеется, веселится. Видимо, по кубинскому менталитету материальные блага в списке важнейших условий бытия стоят на предпоследнем месте. Это похоже на легкомысленность, но, может быть, именно они правы. На первом же месте в вышеупомянутом списке, на мой взгляд, у кубинцев расположились музыка, песни и танцы. На Кубе не исполняют песни. Певец врастает в музыку и живет в ней. Такое ощущение, что песня как самостоятельная частица мироздания создала этого человека, чтобы воспользоваться его голосовыми связками и прозвучать. И как только песня закончиться, данный человек тоже исчезнет. Поэтому бывает странно смотреть на закончившего петь кубинца. Песни уже нет, а он стоит и улыбается, как будто ничего не произошло. О танцах вообще говорить не приходится. Наверно, танцевальные движения заложены у кубинцев на генном уровне. Они передвигаются так же, как и представители других национальностей, до тех пор, пока не услышат звуки музыки. После этого они двигаются в ее ритме. Мы неоднократно посещали местные танцзалы и, лихо отплясывая вперемешку с кубинцами, считали, что у нас получается не хуже. Разница лишь в том, что мы напрягаемся, чтобы подстроиться под ритм танца, они же, чтобы обуздать этот танец внутри себя. Как-то я наблюдал за одной официанткой, лет тридцати пяти, в открытом ресторанчике при отеле. Люди сидели за столиками, ели, пили. На маленькой сцене что-то пели. Она ходила между столиками обычной походкой официантки, слегка поигрывая бедрами. Расставив содержимое подноса по столикам, она отправилась за новыми порциями. Я стоял чуть поодаль, и поэтому видел обе части ресторана: ту, где сидят клиенты, и другую, где работает персонал. Официантка, перейдя на служебную территорию и думая, что ее никто не видит, будто взорвалась изнутри. Ноги и руки у нее начали двигаться в бешеном темпе, и пока я мог ее видеть, оставшийся путь она проделала в диком танце, видимо, компенсируя организму время вынужденного простоя. Хорошо, что женщина несла пустой поднос, иначе вокруг было бы полно битого стекла. Я не представляю, сколько усилий ей потребовалось, чтобы сдерживать себя на глазах у посетителей.

И, похоже, легкое, танцевальное отношение к жизни, присущее всем представителям острова Свободы, весьма заразно. Там мне удалось совершить один из самых глупых поступков в своей жизни – попрыгать на батуте. Отель, в котором мы остановились на несколько дней, был оснащен бассейном. А посередине этого бассейна добрые люди натянули батут. Я неоднократно наблюдал в некоторых московских бассейнах, как на таких батутах резвится мелюзга. Поскачет-поскачет, да и кувыркнется через голову в воду. И все такие радостные. А тут бассейн пустой, никого, кроме нас. Дай, думаю, попробую. Если уж шестилетние карапузы один оборот делают, то я со своим громадным жизненным опытом и два потяну. А ром, который уже во мне, возражает: «Какие два, три – не меньше». Ну, я и взгромоздился на батут. У бассейна собрались мои товарищи. Стоят, восхищаются. До пол-оборота я не дотянул не больше десяти градусов, а поскольку глубина в этом месте, как сообщала незамеченная мной надпись на бортике, равнялась семидесяти сантиметрам, в дно бассейна я впечатался, аккурат, лбом. Раздался неприятный хруст. Когда я осознал себя, то понял, что лежу на дне в позе человека, который решил изобразить звезду, но почему-то остановился на полпути (ноги на ширине плеч, руки слегка отодвинуты от корпуса, подбородок прижат к груди). Проанализировав ситуацию, я попытался пошевелить пальцами рук и ног. Они шевелились. Приободрившись, я захотел принять более естественную позу. С этим вышла осечка. Тогда я решил возобновить дыхательный процесс, кое-как поднялся на ноги и побрел к бортику. Идти получалось в той же позе, что и лежать. У бортика произошла небольшая заминка. Дело в том, что из бассейна надо было вылезать по лесенке. Вы когда-нибудь пробовали подниматься по бассейновой лесенке полуоткрывшейся звездой. Безумно увлекательно. Бег в мешке и рядом не валялся. Совершив восхождение, я неторопливо направился к бару эдакой буквой «Зю» (не подумайте, что примазываюсь к лидеру российских коммунистов, в тот момент я выглядел еще хуже). Все это время мои товарищи молча стояли у бортика, изумленно глядя на меня. Мелькнула даже дерзкая мысль, что на самом деле я сделал два с половиной оборота, просто из-за бешеной скорости не успел их сосчитать. В баре, осушив подряд три порции рома, я ощутил, что двигательные функции ко мне возвращаются, и даже голова может немного поворачиваться в разные стороны. Опрокинув в себя еще пару контрольных порций для закрепления успеха, я бодро отправился в номер и там заснул, однако, проснувшись через несколько часов, обнаружил, что вернулся к своей первоначальной, послебатутовой, позе. Похоже, она становилась для меня более естественной. Кряхтя и стеная, я опять поковылял в бар. Так я провел три дня, с ужасом ожидая следующего переезда. Было ясно, что даже в качестве пассажира я создаю кучу проблем, а ведь мне еще нужно было рулить. К счастью, к концу третьего дня ситуация нормализовалась, и организм начал функционировать без дополнительных вливаний.

cuba-6И, конечно, рассказывая о поездке, нельзя не упомянуть дайвинг, ведь мы отправились туда именно за этим. Подводный мир Кубы мне показался достаточно скромным. Разумеется, и там есть, на что посмотреть: тучи мелких рыбешек, облепивших немногочисленные коралловые рифы; традиционные тунцы, большие и ленивые; на удивление, огромное количество лобстеров, как будто кубинцы не знают, что это деликатес. Но, в целом, по насыщенности флоры и фауны, по яркости и богатству цветовой палитры подводная Куба, на мой взгляд, уступает тем же Мальдивам или Египту. Единственное, что произвело сильное впечатление, это кормление акул. Шоу проводиться на глубине двадцати пяти метров. Когда наша группа достигла дна, там уже лежало в ряд человек пятнадцать немцев. Не знаю, почему мне пришло в голову, что это немцы. Наверное, ни одна другая нация не сможет лежать на дне столь аккуратно и тщательно. Кстати, позже, на берегу выяснилось, что я не ошибся. Итак, мы пристроились к лежащим и замерли. Еще перед погружением нас предупредили, чтобы мы не делали никаких резких движений и не пугали акул. Прикормка акул – дело долгое и кропотливое, так что, спугнув их, можно лишить местных подводников источника заработка на длительный период. Дно было песчаное, немного наклонное. Получилось, что мы лежим на склоне головой вниз. Перед нами метрах в трех расположился кубинец с мешками рыбы, которой он собирался потчевать акул. А вскоре появились и они. Пять здоровенных чушек, размерами два с половиной – три метра, медленно проходили перед нами, осторожно брали предложенную им порцию и мгновенно исчезали из поля зрения. Затем они появлялись снова за очередным куском. До этого я никогда не видел акул так близко, и мне было немного не по себе. К тому же, мне показалось, что я потихоньку сползаю непосредственно к месту кормления, так что на всякий случай я воткнул пальцы в песок, чтобы заякориться. Нам было известно, что данный вид акул не опасен для человека, но кто знает, что у них на уме. Наверное, акулы, наблюдая двадцать с лишним странных фигур, от которых постоянно идут пузыри, думали то же самое. Я недоумевал, куда деваются наши хищницы после того, как схватят кусок рыбы, пока сдуру не оглянулся назад. Выяснилось, что они плавают над нами, чуть ли не цепляясь на наши ласты. Немедленно захотелось поджать ноги, но я решил, что это будет выглядеть проявлением малодушия, и сдержался. Остальных я не стал посвящать в свое маленькое открытие, дабы не расстраивать. В нашей группе был товарищ, который чувствовал себя в воде не слишком комфортно. То, что он согласился на это погружение, уже ставило его в один ряд с величайшими героями прошлого. Мы немного волновались за него, и время от времени поглядывали в его сторону. Однако, он лежал, не проявляя никаких признаков беспокойства, и неотрывно глядел в песок перед собой. Оказалось, что наш хитроумный Одиссей, чтобы не травмировать свою тонкую и легко ранимую душу видом кровожадных чудовищ, поймал крохотного крабика и все полчаса, пока длилось шоу, внимательно его рассматривал. А само кормление акул он благополучно посмотрел позже, когда был смонтирован отснятый материал.

Так мы и ездили по стране, совершая нелепые поступки и ничуть о них не жалея, пытаясь понять кубинцев и не совсем понимая их. Я думаю, что понятие «остров Свободы» значительно шире, чем его толковали коммунисты. Кубинцы более естественны, более свободны от условностей, от того, что для нас является незыблемым, как, например, материальное благополучие. Даже двух недель, хотя это безумно мало, нам хватило, чтобы начать раскрепощаться, становиться немного проще. И когда мы устанем от постоянной борьбы за существование, за место под солнцем и кусок хлеба с маслом, обязательно вернемся туда, чтобы подышать воздухом свободы.

P.S. Через несколько дней после возвращения домой, занимаясь каким-то делом, я вдруг обнаружил, что бормочу под нос слова песенки «Куба далека, Куба рядом» и, как ни странно, они меня больше не раздражают.

cuba-1Когда я говорил своим знакомым, что еду на Кубу, все, как будто сговорившись, начинали завывать: «Куба далека, Куба далека, Куба рядом». Знакомых у меня много, хвастаться я люблю, поэтому вскоре количество этой, в общем-то, неплохой песни на квадратный сантиметр моей барабанной перепонки превысило все допустимые нормы. А если учесть, что среди моих знакомых, как на грех, не случилось ни одного Иосифа Кобзона или, на худой конец, Николая Баскова, и их вокальные данные можно смело заключать в кавычки, то вскоре я возненавидел ни в чем не повинный шлягер 70-х годов.

 

 

cuba-2Куба встретила нас затянутым облаками небом и легким противным дождиком, чему я был несказанно удивлен, предполагая, что на острове всегда светит солнце. Как потом выяснилось, Куба – разная. Я очень рад, что мы не остановились на каком-нибудь общепризнанном курорте, а, взяв джипы, колесили по дорогам этой страны и, поэтому, смогли увидеть ее поближе.

Что касается кубинских дорог, то они предоставляют замечательную возможность проверить уровень своего водительского мастерства. Там есть и автомагистрали (до трех полос в каждом направлении), и узенькие тропинки, которые на карте почему-то тоже заявлены в качестве автомобильных дорог. А один раз, решив срезать наш путь через горы и обнаружив на карте, что такая дорога существует, мы оказались на козьей тропе. Местные пастухи только удивленно вскидывали брови, когда мы на своих машинах штурмовали каменные нагромождения, и провожали нашу группу глазами, прикидывая, из какой расщелины нас придется доставать. Но все закончилось удачно.

На чем только не ездят на Кубе. Нам встречались и последние модели «Мерседеса», и настолько раритетные представители американского автопрома, что их место должно было быть на каком-либо автомобильном аукционе, где за них заплатили бы огромные деньги. Советский вклад в экономику Кубы заканчивается почему-то «Жигулями» седьмой модели. Видимо, в эпоху выпуска «восьмерок» и «девяток» отношения между нашими странами стали заметно ухудшаться. Также по дорогам во всех направлениях снует огромное количество велосипедистов. Велосипеды у них самые простейшие и лишь в единичных случаях снабжены светоотражателями. Едут они, как правило, посередине дороги, даже и не думая прижиматься к обочине. А поскольку дороги на Кубе в темное время суток вообще никак не освещаются, стоит на секунду ослабить внимание, тут же с изумлением обнаруживаешь перед своим капотом натруженную крестьянскую спину. Но кроме машин всех времен и народов, многочисленных велосипедистов и пеших путников, медленно бредущих вдоль дороги по своим делам, что выглядит вполне естественно, на автотрассах Кубы можно встретить: стада коров, овец и прочей домашней живности, следующих куда-то без пастухов, диких и домашних свиней со своими выводками, каких-то огромных красивых птиц, неторопливо разбегающихся и взлетающих непосредственно перед машиной, так же неторопливо разбегающихся, но никуда не взлетающих домашних кур и гусей, морских крабов, перебегающих дорогу перед близко идущим транспортом в поисках лучшей жизни и многих других представителей островной фауны. И собаки, собаки, собаки. На Кубе все собаки похожи друг на друга. Встречаются, конечно, единичные особи доберманов и чи-хуа-хуа. Основная же масса собак, практически, неразличима. Создается впечатление, что какая-то сука (я сейчас про собак) ощенилась по-крупному, и все ее потомство радостно разбежалось по острову. Небольшие, короткошерстные, с деловито задранным кренделем хвоста, они пересекают проезжую часть во всех направлениях, не обращая никакого внимания на остальных участников дорожного движения. Дня четыре нам удавалось избегать контакта с ними, но вот, на одной проселочной дороге мерзкой шавке посчастливилось проскользнуть под колеса моей машины. Разнесся оглушительный визг, и я увидел в зеркало, как собака несется от машины, поджимая лапу. Похоже, все-таки зацепил ее задним колесом. Я очень люблю собак и других животных, но в тот момент пожалел, что ехал не на асфальтоукладочном катке, так уж допекла кубинская живность. У нашей второй машины добыча оказалась попроще – курица, но зато под списание.

cuba-4Но, несмотря на сложность передвижения, Кубу лучше изучать, разъезжая по всему острову. Вас ждет столько интересных встреч и наблюдений. В каждом городке, где мы бросали машины у обочины, чтобы прогуляться и насладиться творениями колониальной архитектуры, к нам подходил полицейский и просил проверить, закрыты ли машины и застегнут ли тент, поскольку он ни за что не гарантирует. Нас сильно удивляло недоверие полиции к собственным гражданам, пока на одной из бензоколонок наша девушка не пошла уточнять дальнейший маршрут. С ней долго и обстоятельно беседовал очень любезный молодой человек. Он подробно объяснил, куда ехать, где поворачивать, то есть, расписал путь к интересующему нас месту, буквально, до сантиметра. Наша красавица вернулась очень довольная собой и своим приятным собеседником. Единственной ее ошибкой было то, что, доставая русско-испанский разговорник, она не закрыла сумочку. А оттуда вызывающе торчал ее кошелек. Пропажи мы хватились уже в отеле, километров за триста от бензоколонки. Но этот случай не вызвал в нас негативного отношения к местному населению. Было решено, что человек оценил свои услуги лоцмана несколько выше того, на что мы рассчитывали.

Основная же масса кубинцев ценит свои услуги значительно скромнее. За один доллар они готовы полдня присматривать за машиной, сопровождать по интересующему маршруту и оказывать множество других мелких любезностей. При этом, несмотря на бедность значительной части населения, попрошайничество там не приветствуется. Кубинцы не возьмут денег, если не смогут оказать взамен какую-либо услугу. Во всяком случае, мне так показалось. За все время пребывания на Кубе я встретил всего одну нищенку, просившую подаяния. Вы бы видели, с каким презрением и осуждением смотрели на нее окружающие.

Кстати, расплачиваться за услуги не обязательно деньгами. Мы проезжали один из небольших городков. Я сидел на пассажирском кресле и мирно потягивал ром из бутылки. Нашу машину окружила стайка пацанов, лет тринадцати-четырнадцати, на велосипедах. Выяснив, куда мы едем, они предложили провести нас самым коротким и удобным маршрутом. Оплата стандартная – один доллар. Мы, естественно, согласились. Один из велосипедистов ехал рядом с моим окном, и я, шутки ради, предложил ему глоток рома. Как же я был изумлен, когда парнишка взял бутылку, прямо на ходу отпил из нее и передал следующему. После того, как каждый из сопровождавшего нас эскорта сделал по глотку, бутылка вернулась ко мне. Я машинально отхлебнул из нее и опять вложил в протянутую руку моего юного собутыльника. Так мы и двигались, прикладываясь к бутылке по очереди. Я чувствовал себя последним негодяем, спаивающим малолетних, но на ребят, похоже, напиток не оказывал никакого воздействия. Судя по тому, как четко и аккуратно они управлялись с бутылкой, было понятно, что им подобное не впервой. Я со стыдом подумал, что это для нас, приезжих, ром – спиртной напиток, а для местных он является чем-то, вроде кваса. И что интересно, проводив нас, ребята отказались от денег, видимо, решив, что оплаты ромом вполне достаточно.

cuba-5Что еще поражает на Кубе, так это жизнерадостность ее жителей, включая самые беднейшие слои. На острове крайне редко встречаются хмурые люди. В основном, все улыбаются. Даже если мимо тебя проходит человек, озабоченный чем-то серьезным, стоит к нему обратиться, как его лицо сразу же расцветает улыбкой. Иногда смотришь на кого-нибудь, во что он одет, в каком доме живет, и думаешь, что окажись на его месте, так тотчас бы повесился. А он смеется, веселится. Видимо, по кубинскому менталитету материальные блага в списке важнейших условий бытия стоят на предпоследнем месте. Это похоже на легкомысленность, но, может быть, именно они правы. На первом же месте в вышеупомянутом списке, на мой взгляд, у кубинцев расположились музыка, песни и танцы. На Кубе не исполняют песни. Певец врастает в музыку и живет в ней. Такое ощущение, что песня как самостоятельная частица мироздания создала этого человека, чтобы воспользоваться его голосовыми связками и прозвучать. И как только песня закончиться, данный человек тоже исчезнет. Поэтому бывает странно смотреть на закончившего петь кубинца. Песни уже нет, а он стоит и улыбается, как будто ничего не произошло. О танцах вообще говорить не приходится. Наверно, танцевальные движения заложены у кубинцев на генном уровне. Они передвигаются так же, как и представители других национальностей, до тех пор, пока не услышат звуки музыки. После этого они двигаются в ее ритме. Мы неоднократно посещали местные танцзалы и, лихо отплясывая вперемешку с кубинцами, считали, что у нас получается не хуже. Разница лишь в том, что мы напрягаемся, чтобы подстроиться под ритм танца, они же, чтобы обуздать этот танец внутри себя. Как-то я наблюдал за одной официанткой, лет тридцати пяти, в открытом ресторанчике при отеле. Люди сидели за столиками, ели, пили. На маленькой сцене что-то пели. Она ходила между столиками обычной походкой официантки, слегка поигрывая бедрами. Расставив содержимое подноса по столикам, она отправилась за новыми порциями. Я стоял чуть поодаль, и поэтому видел обе части ресторана: ту, где сидят клиенты, и другую, где работает персонал. Официантка, перейдя на служебную территорию и думая, что ее никто не видит, будто взорвалась изнутри. Ноги и руки у нее начали двигаться в бешеном темпе, и пока я мог ее видеть, оставшийся путь она проделала в диком танце, видимо, компенсируя организму время вынужденного простоя. Хорошо, что женщина несла пустой поднос, иначе вокруг было бы полно битого стекла. Я не представляю, сколько усилий ей потребовалось, чтобы сдерживать себя на глазах у посетителей.

И, похоже, легкое, танцевальное отношение к жизни, присущее всем представителям острова Свободы, весьма заразно. Там мне удалось совершить один из самых глупых поступков в своей жизни – попрыгать на батуте. Отель, в котором мы остановились на несколько дней, был оснащен бассейном. А посередине этого бассейна добрые люди натянули батут. Я неоднократно наблюдал в некоторых московских бассейнах, как на таких батутах резвится мелюзга. Поскачет-поскачет, да и кувыркнется через голову в воду. И все такие радостные. А тут бассейн пустой, никого, кроме нас. Дай, думаю, попробую. Если уж шестилетние карапузы один оборот делают, то я со своим громадным жизненным опытом и два потяну. А ром, который уже во мне, возражает: «Какие два, три – не меньше». Ну, я и взгромоздился на батут. У бассейна собрались мои товарищи. Стоят, восхищаются. До пол-оборота я не дотянул не больше десяти градусов, а поскольку глубина в этом месте, как сообщала незамеченная мной надпись на бортике, равнялась семидесяти сантиметрам, в дно бассейна я впечатался, аккурат, лбом. Раздался неприятный хруст. Когда я осознал себя, то понял, что лежу на дне в позе человека, который решил изобразить звезду, но почему-то остановился на полпути (ноги на ширине плеч, руки слегка отодвинуты от корпуса, подбородок прижат к груди). Проанализировав ситуацию, я попытался пошевелить пальцами рук и ног. Они шевелились. Приободрившись, я захотел принять более естественную позу. С этим вышла осечка. Тогда я решил возобновить дыхательный процесс, кое-как поднялся на ноги и побрел к бортику. Идти получалось в той же позе, что и лежать. У бортика произошла небольшая заминка. Дело в том, что из бассейна надо было вылезать по лесенке. Вы когда-нибудь пробовали подниматься по бассейновой лесенке полуоткрывшейся звездой. Безумно увлекательно. Бег в мешке и рядом не валялся. Совершив восхождение, я неторопливо направился к бару эдакой буквой «Зю» (не подумайте, что примазываюсь к лидеру российских коммунистов, в тот момент я выглядел еще хуже). Все это время мои товарищи молча стояли у бортика, изумленно глядя на меня. Мелькнула даже дерзкая мысль, что на самом деле я сделал два с половиной оборота, просто из-за бешеной скорости не успел их сосчитать. В баре, осушив подряд три порции рома, я ощутил, что двигательные функции ко мне возвращаются, и даже голова может немного поворачиваться в разные стороны. Опрокинув в себя еще пару контрольных порций для закрепления успеха, я бодро отправился в номер и там заснул, однако, проснувшись через несколько часов, обнаружил, что вернулся к своей первоначальной, послебатутовой, позе. Похоже, она становилась для меня более естественной. Кряхтя и стеная, я опять поковылял в бар. Так я провел три дня, с ужасом ожидая следующего переезда. Было ясно, что даже в качестве пассажира я создаю кучу проблем, а ведь мне еще нужно было рулить. К счастью, к концу третьего дня ситуация нормализовалась, и организм начал функционировать без дополнительных вливаний.

cuba-6И, конечно, рассказывая о поездке, нельзя не упомянуть дайвинг, ведь мы отправились туда именно за этим. Подводный мир Кубы мне показался достаточно скромным. Разумеется, и там есть, на что посмотреть: тучи мелких рыбешек, облепивших немногочисленные коралловые рифы; традиционные тунцы, большие и ленивые; на удивление, огромное количество лобстеров, как будто кубинцы не знают, что это деликатес. Но, в целом, по насыщенности флоры и фауны, по яркости и богатству цветовой палитры подводная Куба, на мой взгляд, уступает тем же Мальдивам или Египту. Единственное, что произвело сильное впечатление, это кормление акул. Шоу проводиться на глубине двадцати пяти метров. Когда наша группа достигла дна, там уже лежало в ряд человек пятнадцать немцев. Не знаю, почему мне пришло в голову, что это немцы. Наверное, ни одна другая нация не сможет лежать на дне столь аккуратно и тщательно. Кстати, позже, на берегу выяснилось, что я не ошибся. Итак, мы пристроились к лежащим и замерли. Еще перед погружением нас предупредили, чтобы мы не делали никаких резких движений и не пугали акул. Прикормка акул – дело долгое и кропотливое, так что, спугнув их, можно лишить местных подводников источника заработка на длительный период. Дно было песчаное, немного наклонное. Получилось, что мы лежим на склоне головой вниз. Перед нами метрах в трех расположился кубинец с мешками рыбы, которой он собирался потчевать акул. А вскоре появились и они. Пять здоровенных чушек, размерами два с половиной – три метра, медленно проходили перед нами, осторожно брали предложенную им порцию и мгновенно исчезали из поля зрения. Затем они появлялись снова за очередным куском. До этого я никогда не видел акул так близко, и мне было немного не по себе. К тому же, мне показалось, что я потихоньку сползаю непосредственно к месту кормления, так что на всякий случай я воткнул пальцы в песок, чтобы заякориться. Нам было известно, что данный вид акул не опасен для человека, но кто знает, что у них на уме. Наверное, акулы, наблюдая двадцать с лишним странных фигур, от которых постоянно идут пузыри, думали то же самое. Я недоумевал, куда деваются наши хищницы после того, как схватят кусок рыбы, пока сдуру не оглянулся назад. Выяснилось, что они плавают над нами, чуть ли не цепляясь на наши ласты. Немедленно захотелось поджать ноги, но я решил, что это будет выглядеть проявлением малодушия, и сдержался. Остальных я не стал посвящать в свое маленькое открытие, дабы не расстраивать. В нашей группе был товарищ, который чувствовал себя в воде не слишком комфортно. То, что он согласился на это погружение, уже ставило его в один ряд с величайшими героями прошлого. Мы немного волновались за него, и время от времени поглядывали в его сторону. Однако, он лежал, не проявляя никаких признаков беспокойства, и неотрывно глядел в песок перед собой. Оказалось, что наш хитроумный Одиссей, чтобы не травмировать свою тонкую и легко ранимую душу видом кровожадных чудовищ, поймал крохотного крабика и все полчаса, пока длилось шоу, внимательно его рассматривал. А само кормление акул он благополучно посмотрел позже, когда был смонтирован отснятый материал.

Так мы и ездили по стране, совершая нелепые поступки и ничуть о них не жалея, пытаясь понять кубинцев и не совсем понимая их. Я думаю, что понятие «остров Свободы» значительно шире, чем его толковали коммунисты. Кубинцы более естественны, более свободны от условностей, от того, что для нас является незыблемым, как, например, материальное благополучие. Даже двух недель, хотя это безумно мало, нам хватило, чтобы начать раскрепощаться, становиться немного проще. И когда мы устанем от постоянной борьбы за существование, за место под солнцем и кусок хлеба с маслом, обязательно вернемся туда, чтобы подышать воздухом свободы.

P.S. Через несколько дней после возвращения домой, занимаясь каким-то делом, я вдруг обнаружил, что бормочу под нос слова песенки «Куба далека, Куба рядом» и, как ни странно, они меня больше не раздражают.

cuba-1Когда я говорил своим знакомым, что еду на Кубу, все, как будто сговорившись, начинали завывать: «Куба далека, Куба далека, Куба рядом». Знакомых у меня много, хвастаться я люблю, поэтому вскоре количество этой, в общем-то, неплохой песни на квадратный сантиметр моей барабанной перепонки превысило все допустимые нормы. А если учесть, что среди моих знакомых, как на грех, не случилось ни одного Иосифа Кобзона или, на худой конец, Николая Баскова, и их вокальные данные можно смело заключать в кавычки, то вскоре я возненавидел ни в чем не повинный шлягер 70-х годов.

 

 

cuba-2Куба встретила нас затянутым облаками небом и легким противным дождиком, чему я был несказанно удивлен, предполагая, что на острове всегда светит солнце. Как потом выяснилось, Куба – разная. Я очень рад, что мы не остановились на каком-нибудь общепризнанном курорте, а, взяв джипы, колесили по дорогам этой страны и, поэтому, смогли увидеть ее поближе.

Что касается кубинских дорог, то они предоставляют замечательную возможность проверить уровень своего водительского мастерства. Там есть и автомагистрали (до трех полос в каждом направлении), и узенькие тропинки, которые на карте почему-то тоже заявлены в качестве автомобильных дорог. А один раз, решив срезать наш путь через горы и обнаружив на карте, что такая дорога существует, мы оказались на козьей тропе. Местные пастухи только удивленно вскидывали брови, когда мы на своих машинах штурмовали каменные нагромождения, и провожали нашу группу глазами, прикидывая, из какой расщелины нас придется доставать. Но все закончилось удачно.

На чем только не ездят на Кубе. Нам встречались и последние модели «Мерседеса», и настолько раритетные представители американского автопрома, что их место должно было быть на каком-либо автомобильном аукционе, где за них заплатили бы огромные деньги. Советский вклад в экономику Кубы заканчивается почему-то «Жигулями» седьмой модели. Видимо, в эпоху выпуска «восьмерок» и «девяток» отношения между нашими странами стали заметно ухудшаться. Также по дорогам во всех направлениях снует огромное количество велосипедистов. Велосипеды у них самые простейшие и лишь в единичных случаях снабжены светоотражателями. Едут они, как правило, посередине дороги, даже и не думая прижиматься к обочине. А поскольку дороги на Кубе в темное время суток вообще никак не освещаются, стоит на секунду ослабить внимание, тут же с изумлением обнаруживаешь перед своим капотом натруженную крестьянскую спину. Но кроме машин всех времен и народов, многочисленных велосипедистов и пеших путников, медленно бредущих вдоль дороги по своим делам, что выглядит вполне естественно, на автотрассах Кубы можно встретить: стада коров, овец и прочей домашней живности, следующих куда-то без пастухов, диких и домашних свиней со своими выводками, каких-то огромных красивых птиц, неторопливо разбегающихся и взлетающих непосредственно перед машиной, так же неторопливо разбегающихся, но никуда не взлетающих домашних кур и гусей, морских крабов, перебегающих дорогу перед близко идущим транспортом в поисках лучшей жизни и многих других представителей островной фауны. И собаки, собаки, собаки. На Кубе все собаки похожи друг на друга. Встречаются, конечно, единичные особи доберманов и чи-хуа-хуа. Основная же масса собак, практически, неразличима. Создается впечатление, что какая-то сука (я сейчас про собак) ощенилась по-крупному, и все ее потомство радостно разбежалось по острову. Небольшие, короткошерстные, с деловито задранным кренделем хвоста, они пересекают проезжую часть во всех направлениях, не обращая никакого внимания на остальных участников дорожного движения. Дня четыре нам удавалось избегать контакта с ними, но вот, на одной проселочной дороге мерзкой шавке посчастливилось проскользнуть под колеса моей машины. Разнесся оглушительный визг, и я увидел в зеркало, как собака несется от машины, поджимая лапу. Похоже, все-таки зацепил ее задним колесом. Я очень люблю собак и других животных, но в тот момент пожалел, что ехал не на асфальтоукладочном катке, так уж допекла кубинская живность. У нашей второй машины добыча оказалась попроще – курица, но зато под списание.

cuba-4Но, несмотря на сложность передвижения, Кубу лучше изучать, разъезжая по всему острову. Вас ждет столько интересных встреч и наблюдений. В каждом городке, где мы бросали машины у обочины, чтобы прогуляться и насладиться творениями колониальной архитектуры, к нам подходил полицейский и просил проверить, закрыты ли машины и застегнут ли тент, поскольку он ни за что не гарантирует. Нас сильно удивляло недоверие полиции к собственным гражданам, пока на одной из бензоколонок наша девушка не пошла уточнять дальнейший маршрут. С ней долго и обстоятельно беседовал очень любезный молодой человек. Он подробно объяснил, куда ехать, где поворачивать, то есть, расписал путь к интересующему нас месту, буквально, до сантиметра. Наша красавица вернулась очень довольная собой и своим приятным собеседником. Единственной ее ошибкой было то, что, доставая русско-испанский разговорник, она не закрыла сумочку. А оттуда вызывающе торчал ее кошелек. Пропажи мы хватились уже в отеле, километров за триста от бензоколонки. Но этот случай не вызвал в нас негативного отношения к местному населению. Было решено, что человек оценил свои услуги лоцмана несколько выше того, на что мы рассчитывали.

Основная же масса кубинцев ценит свои услуги значительно скромнее. За один доллар они готовы полдня присматривать за машиной, сопровождать по интересующему маршруту и оказывать множество других мелких любезностей. При этом, несмотря на бедность значительной части населения, попрошайничество там не приветствуется. Кубинцы не возьмут денег, если не смогут оказать взамен какую-либо услугу. Во всяком случае, мне так показалось. За все время пребывания на Кубе я встретил всего одну нищенку, просившую подаяния. Вы бы видели, с каким презрением и осуждением смотрели на нее окружающие.

Кстати, расплачиваться за услуги не обязательно деньгами. Мы проезжали один из небольших городков. Я сидел на пассажирском кресле и мирно потягивал ром из бутылки. Нашу машину окружила стайка пацанов, лет тринадцати-четырнадцати, на велосипедах. Выяснив, куда мы едем, они предложили провести нас самым коротким и удобным маршрутом. Оплата стандартная – один доллар. Мы, естественно, согласились. Один из велосипедистов ехал рядом с моим окном, и я, шутки ради, предложил ему глоток рома. Как же я был изумлен, когда парнишка взял бутылку, прямо на ходу отпил из нее и передал следующему. После того, как каждый из сопровождавшего нас эскорта сделал по глотку, бутылка вернулась ко мне. Я машинально отхлебнул из нее и опять вложил в протянутую руку моего юного собутыльника. Так мы и двигались, прикладываясь к бутылке по очереди. Я чувствовал себя последним негодяем, спаивающим малолетних, но на ребят, похоже, напиток не оказывал никакого воздействия. Судя по тому, как четко и аккуратно они управлялись с бутылкой, было понятно, что им подобное не впервой. Я со стыдом подумал, что это для нас, приезжих, ром – спиртной напиток, а для местных он является чем-то, вроде кваса. И что интересно, проводив нас, ребята отказались от денег, видимо, решив, что оплаты ромом вполне достаточно.

cuba-5Что еще поражает на Кубе, так это жизнерадостность ее жителей, включая самые беднейшие слои. На острове крайне редко встречаются хмурые люди. В основном, все улыбаются. Даже если мимо тебя проходит человек, озабоченный чем-то серьезным, стоит к нему обратиться, как его лицо сразу же расцветает улыбкой. Иногда смотришь на кого-нибудь, во что он одет, в каком доме живет, и думаешь, что окажись на его месте, так тотчас бы повесился. А он смеется, веселится. Видимо, по кубинскому менталитету материальные блага в списке важнейших условий бытия стоят на предпоследнем месте. Это похоже на легкомысленность, но, может быть, именно они правы. На первом же месте в вышеупомянутом списке, на мой взгляд, у кубинцев расположились музыка, песни и танцы. На Кубе не исполняют песни. Певец врастает в музыку и живет в ней. Такое ощущение, что песня как самостоятельная частица мироздания создала этого человека, чтобы воспользоваться его голосовыми связками и прозвучать. И как только песня закончиться, данный человек тоже исчезнет. Поэтому бывает странно смотреть на закончившего петь кубинца. Песни уже нет, а он стоит и улыбается, как будто ничего не произошло. О танцах вообще говорить не приходится. Наверно, танцевальные движения заложены у кубинцев на генном уровне. Они передвигаются так же, как и представители других национальностей, до тех пор, пока не услышат звуки музыки. После этого они двигаются в ее ритме. Мы неоднократно посещали местные танцзалы и, лихо отплясывая вперемешку с кубинцами, считали, что у нас получается не хуже. Разница лишь в том, что мы напрягаемся, чтобы подстроиться под ритм танца, они же, чтобы обуздать этот танец внутри себя. Как-то я наблюдал за одной официанткой, лет тридцати пяти, в открытом ресторанчике при отеле. Люди сидели за столиками, ели, пили. На маленькой сцене что-то пели. Она ходила между столиками обычной походкой официантки, слегка поигрывая бедрами. Расставив содержимое подноса по столикам, она отправилась за новыми порциями. Я стоял чуть поодаль, и поэтому видел обе части ресторана: ту, где сидят клиенты, и другую, где работает персонал. Официантка, перейдя на служебную территорию и думая, что ее никто не видит, будто взорвалась изнутри. Ноги и руки у нее начали двигаться в бешеном темпе, и пока я мог ее видеть, оставшийся путь она проделала в диком танце, видимо, компенсируя организму время вынужденного простоя. Хорошо, что женщина несла пустой поднос, иначе вокруг было бы полно битого стекла. Я не представляю, сколько усилий ей потребовалось, чтобы сдерживать себя на глазах у посетителей.

И, похоже, легкое, танцевальное отношение к жизни, присущее всем представителям острова Свободы, весьма заразно. Там мне удалось совершить один из самых глупых поступков в своей жизни – попрыгать на батуте. Отель, в котором мы остановились на несколько дней, был оснащен бассейном. А посередине этого бассейна добрые люди натянули батут. Я неоднократно наблюдал в некоторых московских бассейнах, как на таких батутах резвится мелюзга. Поскачет-поскачет, да и кувыркнется через голову в воду. И все такие радостные. А тут бассейн пустой, никого, кроме нас. Дай, думаю, попробую. Если уж шестилетние карапузы один оборот делают, то я со своим громадным жизненным опытом и два потяну. А ром, который уже во мне, возражает: «Какие два, три – не меньше». Ну, я и взгромоздился на батут. У бассейна собрались мои товарищи. Стоят, восхищаются. До пол-оборота я не дотянул не больше десяти градусов, а поскольку глубина в этом месте, как сообщала незамеченная мной надпись на бортике, равнялась семидесяти сантиметрам, в дно бассейна я впечатался, аккурат, лбом. Раздался неприятный хруст. Когда я осознал себя, то понял, что лежу на дне в позе человека, который решил изобразить звезду, но почему-то остановился на полпути (ноги на ширине плеч, руки слегка отодвинуты от корпуса, подбородок прижат к груди). Проанализировав ситуацию, я попытался пошевелить пальцами рук и ног. Они шевелились. Приободрившись, я захотел принять более естественную позу. С этим вышла осечка. Тогда я решил возобновить дыхательный процесс, кое-как поднялся на ноги и побрел к бортику. Идти получалось в той же позе, что и лежать. У бортика произошла небольшая заминка. Дело в том, что из бассейна надо было вылезать по лесенке. Вы когда-нибудь пробовали подниматься по бассейновой лесенке полуоткрывшейся звездой. Безумно увлекательно. Бег в мешке и рядом не валялся. Совершив восхождение, я неторопливо направился к бару эдакой буквой «Зю» (не подумайте, что примазываюсь к лидеру российских коммунистов, в тот момент я выглядел еще хуже). Все это время мои товарищи молча стояли у бортика, изумленно глядя на меня. Мелькнула даже дерзкая мысль, что на самом деле я сделал два с половиной оборота, просто из-за бешеной скорости не успел их сосчитать. В баре, осушив подряд три порции рома, я ощутил, что двигательные функции ко мне возвращаются, и даже голова может немного поворачиваться в разные стороны. Опрокинув в себя еще пару контрольных порций для закрепления успеха, я бодро отправился в номер и там заснул, однако, проснувшись через несколько часов, обнаружил, что вернулся к своей первоначальной, послебатутовой, позе. Похоже, она становилась для меня более естественной. Кряхтя и стеная, я опять поковылял в бар. Так я провел три дня, с ужасом ожидая следующего переезда. Было ясно, что даже в качестве пассажира я создаю кучу проблем, а ведь мне еще нужно было рулить. К счастью, к концу третьего дня ситуация нормализовалась, и организм начал функционировать без дополнительных вливаний.

cuba-6И, конечно, рассказывая о поездке, нельзя не упомянуть дайвинг, ведь мы отправились туда именно за этим. Подводный мир Кубы мне показался достаточно скромным. Разумеется, и там есть, на что посмотреть: тучи мелких рыбешек, облепивших немногочисленные коралловые рифы; традиционные тунцы, большие и ленивые; на удивление, огромное количество лобстеров, как будто кубинцы не знают, что это деликатес. Но, в целом, по насыщенности флоры и фауны, по яркости и богатству цветовой палитры подводная Куба, на мой взгляд, уступает тем же Мальдивам или Египту. Единственное, что произвело сильное впечатление, это кормление акул. Шоу проводиться на глубине двадцати пяти метров. Когда наша группа достигла дна, там уже лежало в ряд человек пятнадцать немцев. Не знаю, почему мне пришло в голову, что это немцы. Наверное, ни одна другая нация не сможет лежать на дне столь аккуратно и тщательно. Кстати, позже, на берегу выяснилось, что я не ошибся. Итак, мы пристроились к лежащим и замерли. Еще перед погружением нас предупредили, чтобы мы не делали никаких резких движений и не пугали акул. Прикормка акул – дело долгое и кропотливое, так что, спугнув их, можно лишить местных подводников источника заработка на длительный период. Дно было песчаное, немного наклонное. Получилось, что мы лежим на склоне головой вниз. Перед нами метрах в трех расположился кубинец с мешками рыбы, которой он собирался потчевать акул. А вскоре появились и они. Пять здоровенных чушек, размерами два с половиной – три метра, медленно проходили перед нами, осторожно брали предложенную им порцию и мгновенно исчезали из поля зрения. Затем они появлялись снова за очередным куском. До этого я никогда не видел акул так близко, и мне было немного не по себе. К тому же, мне показалось, что я потихоньку сползаю непосредственно к месту кормления, так что на всякий случай я воткнул пальцы в песок, чтобы заякориться. Нам было известно, что данный вид акул не опасен для человека, но кто знает, что у них на уме. Наверное, акулы, наблюдая двадцать с лишним странных фигур, от которых постоянно идут пузыри, думали то же самое. Я недоумевал, куда деваются наши хищницы после того, как схватят кусок рыбы, пока сдуру не оглянулся назад. Выяснилось, что они плавают над нами, чуть ли не цепляясь на наши ласты. Немедленно захотелось поджать ноги, но я решил, что это будет выглядеть проявлением малодушия, и сдержался. Остальных я не стал посвящать в свое маленькое открытие, дабы не расстраивать. В нашей группе был товарищ, который чувствовал себя в воде не слишком комфортно. То, что он согласился на это погружение, уже ставило его в один ряд с величайшими героями прошлого. Мы немного волновались за него, и время от времени поглядывали в его сторону. Однако, он лежал, не проявляя никаких признаков беспокойства, и неотрывно глядел в песок перед собой. Оказалось, что наш хитроумный Одиссей, чтобы не травмировать свою тонкую и легко ранимую душу видом кровожадных чудовищ, поймал крохотного крабика и все полчаса, пока длилось шоу, внимательно его рассматривал. А само кормление акул он благополучно посмотрел позже, когда был смонтирован отснятый материал.

Так мы и ездили по стране, совершая нелепые поступки и ничуть о них не жалея, пытаясь понять кубинцев и не совсем понимая их. Я думаю, что понятие «остров Свободы» значительно шире, чем его толковали коммунисты. Кубинцы более естественны, более свободны от условностей, от того, что для нас является незыблемым, как, например, материальное благополучие. Даже двух недель, хотя это безумно мало, нам хватило, чтобы начать раскрепощаться, становиться немного проще. И когда мы устанем от постоянной борьбы за существование, за место под солнцем и кусок хлеба с маслом, обязательно вернемся туда, чтобы подышать воздухом свободы.

P.S. Через несколько дней после возвращения домой, занимаясь каким-то делом, я вдруг обнаружил, что бормочу под нос слова песенки «Куба далека, Куба рядом» и, как ни странно, они меня больше не раздражают.

КУДА ЗВОНИТЬ И К КОМУ ПРИХОДИТЬ

E-mail: dive@moby-dick. mail.ru

Телефоны:

(495) 933-46-99

(495) 766-89-39

(495) 974-39-85

Адрес клуба:

1-ый Войковский проезд, дом 4

Наши друзья

maydiving baner

prof buh baner