Специально в Сингапур мы ехать не планировали, но наш перелет до Бали был построен таким образом, что одна из обязательных пересадок с рейса на рейс попадала на него. И возникла мысль, почему бы нам не познакомиться со столицей азиатского делового мира. Так мы оказались в этом городе-государстве.

Раньше я слышал о Сингапуре как об одном из самых аккуратных городах мира, где нарушение чистоты возводится в ранг государственных преступлений, а за курение на улице или брошенную мимо урны бумажку нарушителя показательно расстреливают на городской помойке. Но самым чудовищным, говорили мне, является ввоз в страну, хранение и употребление жевательной резинки.

Негодяю, уличенному в этом, уже не отделаться банальным расстрелом. Ему предлагается на выбор несколько вариантов наказания: душ Шарко кипящим маслом, клизма с расплавленным оловом или сдирание кожи по-скандинавски (очень медленно). Затем его череп вместе со всем содержимым отдают в специальную лабораторию, где ведущие ученые страны пытаются постичь, как существо, обладающее человеческим мозгом, могло додуматься до такого. К счастью, я не являюсь страстным любителем монотонного пережевывания кусочка тянучей резины, поэтому совершенно спокойно отнесся к данной информации. Однако, заселившись в номер и начав распаковывать вещи, я вдруг с ужасом обнаружил в кармане своей куртки распечатанную пачку жвачки. Допустить мысль, что доблестные сингапурские таможенники ее попросту не заметили, я не мог. Значит, пропустили специально, чтобы здесь взять с поличным. В памяти сразу всплыли и пристальный взгляд шофера, везшего нас из аэропорта в отель, и странная улыбка портье, получавшего чаевые. «Все, отъездился», - подумал я. sing3Была, конечно, слабая надежда, что меня на кого-нибудь обменяют, но, сколько я ни напрягался, никак не мог вспомнить, появлялись ли в прессе сообщения о поимке в России сингапурских шпионов. Закрыв двери на все замки и, для верности, забаррикадировавшись диваном, я сел и стал ждать ареста. Чтобы как-то скоротать время, я начал сочинять последнее слово подсудимого. Конечно, не было никаких гарантий, что меня будут судить открытым гражданским судом. Возможно, для таких преступников у них существует закрытый трибунал, и лишь потом общественность оповещается о свершившемся возмездии. Но как бы там ни было, я не мог лишить себя последнего шанса. В начале своем речи я гневно обрушился на США как рассадник мирового зла и изобретателя этого омерзительного порождения больного разума – жевательной резинки.

Может быть, ее придумали и не в Штатах, но сейчас принято во всем винить Америку, поэтому могло сработать. Далее я пожурил наши правоохранительные органы, главным образом, бывший КГБ за то, что они мало внимания уделяли воспитанию подрастающего поколения будущих строителей коммунизма. Когда мы пацанами бегали на Красную площадь, чтобы выменять у зарубежных туристов пластинку или подушечку сладкой иностранной резины на значок с образом милого нашему сердцу великого Ленина, наши доблестные контрразведчики, затерявшись в толпе, высматривали там валютчиков, вместо того, чтобы, взяв нас за ухо, отвести в детскую комнату милиции, по дороге проводя воспитательную беседу, сопровождаемую пинками и подзатыльниками. Короче, речь получалась неплохая: жалостливая, но не без чувства собственного достоинства.sing4При хорошем раскладе, особенно, если будут присяжные, я мог, выбрав в качестве наказания сдирание кожи, рассчитывать сохранить, как минимум, половину своей шкуры. Я даже немного повертелся перед зеркалом, прикидывая места, где можно ее оставить. Однако, за мной никто не приходил. Я напрягал слух, чтобы уловить малейший шум за дверью, но тщетно. Пол в коридоре был покрыт толстым ворсистым материалом, надежно глушившим звуки шагов. Правда, они могли выдать себя скрипом кобуры о ремень или щелчком взводимого курка, но, опять же, для захвата меня и оружие необязательно. Достаточно прислать средненького мастера рукопашного боя. Ожидание затянулось. Я позволил себе посмотреть в окно, слегка отодвинув штору. По улице ходили люди. Некоторые из них курили, а один, наверное, самоубийца, медленно двигал челюстью, иногда выдувая ртом небольшого размера шарик. Я проводил его глазами. Он дошел до поворота и скрылся. Его никто не тронул. Я набрался смелости, несколько раз плюнул через левое плечо, попрыгал на одной ноге вокруг своей оси, постучал по дереву до ссадин на костяшках, прочитал молитву «Отче наш» (я помнил только начало, поэтому, для компенсации недостающего, тридцать раз повторил то, что помнил), отодвинул диван от двери и пошел гулять по Сингапуру. Первую сигарету я выкурил, стоя возле урны и притворяясь, что закурил по рассеянности. Я был готов в любую минуту проглотить улику. Следующий перекур сопровождался легкой прогулкой вокруг емкости для мусора. В дальнейшем я стал курить на ходу, рассчитывая свой маршрут таким образом, чтобы накопление критической массы пепла на кончике моей сигареты совпадало с прохождением мимо какой-нибудь урны.

sing9Откровенно говоря, Сингапур мне не понравился. Не смотря на чистоту улиц, великолепные небоскребы, шикарные автомобили и роскошные магазины, в которых можно купить все. Все, кроме душевности. Проходя вдоль сверкающих витрин, я всем организмом ощущал их вопрос: «Че надо?», и мне нечего было им ответить. Хорошо одетые люди с серьезными лицами деловито спешили куда-то по своим делам. Наткнувшись на препятствие в моем лице (а я раза в полтора крупнее их), они не бранились, не улыбались, а молча огибали меня и в том же темпе чесали дальше. Я пытался поймать их взгляд, но бесполезно. Они смотрели сквозь меня. Я начал было воображать себя человеком-невидимкой, но потом до меня дошло. Просто своим пребыванием здесь я вызываю в них раздражение. Меня терпят, раз уж каким-то немыслимым образом мне удалось пробраться в их страну, но требовать от них большего – верх нахальства. sing5Сингапур – это город клерков, и вся его территория является их рабочим местом. Представьте себе туриста, гуляющего по Вашему офису, и Вам станут понятны чувства сингапурцев. Так два дня я огородным пугалом шлялся по чужому офису и раздражал местных жителей, пока на третий день перед отъездом не забрел в китайский квартал. Как жалко, что я не добрался туда раньше. Он примирил меня с Сингапуром. Китайский квартал живет своей жизнью, наплевав на все, что его окружает. Улочки украшены китайскими фонариками и аляповатыми искусственными цветами, преимущественно красного цвета, прохожие улыбаются и шумно общаются между собой, в магазинчиках товары такого жуткого качества, что даже сердце заныло от восторга. «И в Сингапуре живут люди!» - радостно воскликнул я,sing8 но никто не обратил на это никакого внимания, поскольку все вокруг что-то восклицали и щебетали. На радостях в первой же китайской кафешке, каковые были щедро разбросаны повсюду, я натрескался местного супчика, после которого можно выходить биться со Змеем Горынычем его же оружием. В толпе я заметил множество местных жителей, одетых в строгие деловые костюмы. Видимо, население официозного Сингапура, ошалев от своей деловитости, периодически посещает китайский квартал, чтобы слегка расслабиться и прийти в себя.

sing11Вот таким я увидел Сингапур. У меня было всего три дня, и, естественно, за это время ничего понять и разглядеть невозможно. Это лишь поверхностное суждение на основе мимолетного взгляда постороннего человека.

Что же касается домашних попугаев, вынесенных мной в заголовок, то спешу успокоить: несчастные птицы не имеют к статье никакого отношения. Точно так же, как и Сингапур не имеет никакого отношения к туристическому курортному отдыху. Там хорошо встречаться на высшем уровне, заключать миллиардные контракты на поставку нефти, оружия и прочей ерунды, в крайнем случае, закупать тонны шмоток и побрякушек. Турист в его дурацких шлепанцах на босу носу, шортах и футболке выглядит в Сингапуре столь же нелепо, как заплатка на смокинге. Так что, если Вы не олигарх или государственный чиновник высокого ранга (да, и с чего бы это им читать мою писанину), а Вас в силу различных обстоятельств все же занесло в Сингапур, отправляйтесь прямиком в китайский квартал и селитесь в первом попавшемся отеле. Там Вы будете чувствовать себя намного уютнее.

P.S. Даю честное слово, что за время написания данного текста от моих рук не пострадало ни одного попугая.

Специально в Сингапур мы ехать не планировали, но наш перелет до Бали был построен таким образом, что одна из обязательных пересадок с рейса на рейс попадала на него. И возникла мысль, почему бы нам не познакомиться со столицей азиатского делового мира. Так мы оказались в этом городе-государстве.

Раньше я слышал о Сингапуре как об одном из самых аккуратных городах мира, где нарушение чистоты возводится в ранг государственных преступлений, а за курение на улице или брошенную мимо урны бумажку нарушителя показательно расстреливают на городской помойке. Но самым чудовищным, говорили мне, является ввоз в страну, хранение и употребление жевательной резинки.

Негодяю, уличенному в этом, уже не отделаться банальным расстрелом. Ему предлагается на выбор несколько вариантов наказания: душ Шарко кипящим маслом, клизма с расплавленным оловом или сдирание кожи по-скандинавски (очень медленно). Затем его череп вместе со всем содержимым отдают в специальную лабораторию, где ведущие ученые страны пытаются постичь, как существо, обладающее человеческим мозгом, могло додуматься до такого. К счастью, я не являюсь страстным любителем монотонного пережевывания кусочка тянучей резины, поэтому совершенно спокойно отнесся к данной информации. Однако, заселившись в номер и начав распаковывать вещи, я вдруг с ужасом обнаружил в кармане своей куртки распечатанную пачку жвачки. Допустить мысль, что доблестные сингапурские таможенники ее попросту не заметили, я не мог. Значит, пропустили специально, чтобы здесь взять с поличным. В памяти сразу всплыли и пристальный взгляд шофера, везшего нас из аэропорта в отель, и странная улыбка портье, получавшего чаевые. «Все, отъездился», - подумал я. sing3Была, конечно, слабая надежда, что меня на кого-нибудь обменяют, но, сколько я ни напрягался, никак не мог вспомнить, появлялись ли в прессе сообщения о поимке в России сингапурских шпионов. Закрыв двери на все замки и, для верности, забаррикадировавшись диваном, я сел и стал ждать ареста. Чтобы как-то скоротать время, я начал сочинять последнее слово подсудимого. Конечно, не было никаких гарантий, что меня будут судить открытым гражданским судом. Возможно, для таких преступников у них существует закрытый трибунал, и лишь потом общественность оповещается о свершившемся возмездии. Но как бы там ни было, я не мог лишить себя последнего шанса. В начале своем речи я гневно обрушился на США как рассадник мирового зла и изобретателя этого омерзительного порождения больного разума – жевательной резинки.

Может быть, ее придумали и не в Штатах, но сейчас принято во всем винить Америку, поэтому могло сработать. Далее я пожурил наши правоохранительные органы, главным образом, бывший КГБ за то, что они мало внимания уделяли воспитанию подрастающего поколения будущих строителей коммунизма. Когда мы пацанами бегали на Красную площадь, чтобы выменять у зарубежных туристов пластинку или подушечку сладкой иностранной резины на значок с образом милого нашему сердцу великого Ленина, наши доблестные контрразведчики, затерявшись в толпе, высматривали там валютчиков, вместо того, чтобы, взяв нас за ухо, отвести в детскую комнату милиции, по дороге проводя воспитательную беседу, сопровождаемую пинками и подзатыльниками. Короче, речь получалась неплохая: жалостливая, но не без чувства собственного достоинства.sing4При хорошем раскладе, особенно, если будут присяжные, я мог, выбрав в качестве наказания сдирание кожи, рассчитывать сохранить, как минимум, половину своей шкуры. Я даже немного повертелся перед зеркалом, прикидывая места, где можно ее оставить. Однако, за мной никто не приходил. Я напрягал слух, чтобы уловить малейший шум за дверью, но тщетно. Пол в коридоре был покрыт толстым ворсистым материалом, надежно глушившим звуки шагов. Правда, они могли выдать себя скрипом кобуры о ремень или щелчком взводимого курка, но, опять же, для захвата меня и оружие необязательно. Достаточно прислать средненького мастера рукопашного боя. Ожидание затянулось. Я позволил себе посмотреть в окно, слегка отодвинув штору. По улице ходили люди. Некоторые из них курили, а один, наверное, самоубийца, медленно двигал челюстью, иногда выдувая ртом небольшого размера шарик. Я проводил его глазами. Он дошел до поворота и скрылся. Его никто не тронул. Я набрался смелости, несколько раз плюнул через левое плечо, попрыгал на одной ноге вокруг своей оси, постучал по дереву до ссадин на костяшках, прочитал молитву «Отче наш» (я помнил только начало, поэтому, для компенсации недостающего, тридцать раз повторил то, что помнил), отодвинул диван от двери и пошел гулять по Сингапуру. Первую сигарету я выкурил, стоя возле урны и притворяясь, что закурил по рассеянности. Я был готов в любую минуту проглотить улику. Следующий перекур сопровождался легкой прогулкой вокруг емкости для мусора. В дальнейшем я стал курить на ходу, рассчитывая свой маршрут таким образом, чтобы накопление критической массы пепла на кончике моей сигареты совпадало с прохождением мимо какой-нибудь урны.

sing9Откровенно говоря, Сингапур мне не понравился. Не смотря на чистоту улиц, великолепные небоскребы, шикарные автомобили и роскошные магазины, в которых можно купить все. Все, кроме душевности. Проходя вдоль сверкающих витрин, я всем организмом ощущал их вопрос: «Че надо?», и мне нечего было им ответить. Хорошо одетые люди с серьезными лицами деловито спешили куда-то по своим делам. Наткнувшись на препятствие в моем лице (а я раза в полтора крупнее их), они не бранились, не улыбались, а молча огибали меня и в том же темпе чесали дальше. Я пытался поймать их взгляд, но бесполезно. Они смотрели сквозь меня. Я начал было воображать себя человеком-невидимкой, но потом до меня дошло. Просто своим пребыванием здесь я вызываю в них раздражение. Меня терпят, раз уж каким-то немыслимым образом мне удалось пробраться в их страну, но требовать от них большего – верх нахальства. sing5Сингапур – это город клерков, и вся его территория является их рабочим местом. Представьте себе туриста, гуляющего по Вашему офису, и Вам станут понятны чувства сингапурцев. Так два дня я огородным пугалом шлялся по чужому офису и раздражал местных жителей, пока на третий день перед отъездом не забрел в китайский квартал. Как жалко, что я не добрался туда раньше. Он примирил меня с Сингапуром. Китайский квартал живет своей жизнью, наплевав на все, что его окружает. Улочки украшены китайскими фонариками и аляповатыми искусственными цветами, преимущественно красного цвета, прохожие улыбаются и шумно общаются между собой, в магазинчиках товары такого жуткого качества, что даже сердце заныло от восторга. «И в Сингапуре живут люди!» - радостно воскликнул я,sing8 но никто не обратил на это никакого внимания, поскольку все вокруг что-то восклицали и щебетали. На радостях в первой же китайской кафешке, каковые были щедро разбросаны повсюду, я натрескался местного супчика, после которого можно выходить биться со Змеем Горынычем его же оружием. В толпе я заметил множество местных жителей, одетых в строгие деловые костюмы. Видимо, население официозного Сингапура, ошалев от своей деловитости, периодически посещает китайский квартал, чтобы слегка расслабиться и прийти в себя.

sing11Вот таким я увидел Сингапур. У меня было всего три дня, и, естественно, за это время ничего понять и разглядеть невозможно. Это лишь поверхностное суждение на основе мимолетного взгляда постороннего человека.

Что же касается домашних попугаев, вынесенных мной в заголовок, то спешу успокоить: несчастные птицы не имеют к статье никакого отношения. Точно так же, как и Сингапур не имеет никакого отношения к туристическому курортному отдыху. Там хорошо встречаться на высшем уровне, заключать миллиардные контракты на поставку нефти, оружия и прочей ерунды, в крайнем случае, закупать тонны шмоток и побрякушек. Турист в его дурацких шлепанцах на босу носу, шортах и футболке выглядит в Сингапуре столь же нелепо, как заплатка на смокинге. Так что, если Вы не олигарх или государственный чиновник высокого ранга (да, и с чего бы это им читать мою писанину), а Вас в силу различных обстоятельств все же занесло в Сингапур, отправляйтесь прямиком в китайский квартал и селитесь в первом попавшемся отеле. Там Вы будете чувствовать себя намного уютнее.

P.S. Даю честное слово, что за время написания данного текста от моих рук не пострадало ни одного попугая.

Специально в Сингапур мы ехать не планировали, но наш перелет до Бали был построен таким образом, что одна из обязательных пересадок с рейса на рейс попадала на него. И возникла мысль, почему бы нам не познакомиться со столицей азиатского делового мира. Так мы оказались в этом городе-государстве.

Раньше я слышал о Сингапуре как об одном из самых аккуратных городах мира, где нарушение чистоты возводится в ранг государственных преступлений, а за курение на улице или брошенную мимо урны бумажку нарушителя показательно расстреливают на городской помойке. Но самым чудовищным, говорили мне, является ввоз в страну, хранение и употребление жевательной резинки.

Негодяю, уличенному в этом, уже не отделаться банальным расстрелом. Ему предлагается на выбор несколько вариантов наказания: душ Шарко кипящим маслом, клизма с расплавленным оловом или сдирание кожи по-скандинавски (очень медленно). Затем его череп вместе со всем содержимым отдают в специальную лабораторию, где ведущие ученые страны пытаются постичь, как существо, обладающее человеческим мозгом, могло додуматься до такого. К счастью, я не являюсь страстным любителем монотонного пережевывания кусочка тянучей резины, поэтому совершенно спокойно отнесся к данной информации. Однако, заселившись в номер и начав распаковывать вещи, я вдруг с ужасом обнаружил в кармане своей куртки распечатанную пачку жвачки. Допустить мысль, что доблестные сингапурские таможенники ее попросту не заметили, я не мог. Значит, пропустили специально, чтобы здесь взять с поличным. В памяти сразу всплыли и пристальный взгляд шофера, везшего нас из аэропорта в отель, и странная улыбка портье, получавшего чаевые. «Все, отъездился», - подумал я. sing3Была, конечно, слабая надежда, что меня на кого-нибудь обменяют, но, сколько я ни напрягался, никак не мог вспомнить, появлялись ли в прессе сообщения о поимке в России сингапурских шпионов. Закрыв двери на все замки и, для верности, забаррикадировавшись диваном, я сел и стал ждать ареста. Чтобы как-то скоротать время, я начал сочинять последнее слово подсудимого. Конечно, не было никаких гарантий, что меня будут судить открытым гражданским судом. Возможно, для таких преступников у них существует закрытый трибунал, и лишь потом общественность оповещается о свершившемся возмездии. Но как бы там ни было, я не мог лишить себя последнего шанса. В начале своем речи я гневно обрушился на США как рассадник мирового зла и изобретателя этого омерзительного порождения больного разума – жевательной резинки.

Может быть, ее придумали и не в Штатах, но сейчас принято во всем винить Америку, поэтому могло сработать. Далее я пожурил наши правоохранительные органы, главным образом, бывший КГБ за то, что они мало внимания уделяли воспитанию подрастающего поколения будущих строителей коммунизма. Когда мы пацанами бегали на Красную площадь, чтобы выменять у зарубежных туристов пластинку или подушечку сладкой иностранной резины на значок с образом милого нашему сердцу великого Ленина, наши доблестные контрразведчики, затерявшись в толпе, высматривали там валютчиков, вместо того, чтобы, взяв нас за ухо, отвести в детскую комнату милиции, по дороге проводя воспитательную беседу, сопровождаемую пинками и подзатыльниками. Короче, речь получалась неплохая: жалостливая, но не без чувства собственного достоинства.sing4При хорошем раскладе, особенно, если будут присяжные, я мог, выбрав в качестве наказания сдирание кожи, рассчитывать сохранить, как минимум, половину своей шкуры. Я даже немного повертелся перед зеркалом, прикидывая места, где можно ее оставить. Однако, за мной никто не приходил. Я напрягал слух, чтобы уловить малейший шум за дверью, но тщетно. Пол в коридоре был покрыт толстым ворсистым материалом, надежно глушившим звуки шагов. Правда, они могли выдать себя скрипом кобуры о ремень или щелчком взводимого курка, но, опять же, для захвата меня и оружие необязательно. Достаточно прислать средненького мастера рукопашного боя. Ожидание затянулось. Я позволил себе посмотреть в окно, слегка отодвинув штору. По улице ходили люди. Некоторые из них курили, а один, наверное, самоубийца, медленно двигал челюстью, иногда выдувая ртом небольшого размера шарик. Я проводил его глазами. Он дошел до поворота и скрылся. Его никто не тронул. Я набрался смелости, несколько раз плюнул через левое плечо, попрыгал на одной ноге вокруг своей оси, постучал по дереву до ссадин на костяшках, прочитал молитву «Отче наш» (я помнил только начало, поэтому, для компенсации недостающего, тридцать раз повторил то, что помнил), отодвинул диван от двери и пошел гулять по Сингапуру. Первую сигарету я выкурил, стоя возле урны и притворяясь, что закурил по рассеянности. Я был готов в любую минуту проглотить улику. Следующий перекур сопровождался легкой прогулкой вокруг емкости для мусора. В дальнейшем я стал курить на ходу, рассчитывая свой маршрут таким образом, чтобы накопление критической массы пепла на кончике моей сигареты совпадало с прохождением мимо какой-нибудь урны.

sing9Откровенно говоря, Сингапур мне не понравился. Не смотря на чистоту улиц, великолепные небоскребы, шикарные автомобили и роскошные магазины, в которых можно купить все. Все, кроме душевности. Проходя вдоль сверкающих витрин, я всем организмом ощущал их вопрос: «Че надо?», и мне нечего было им ответить. Хорошо одетые люди с серьезными лицами деловито спешили куда-то по своим делам. Наткнувшись на препятствие в моем лице (а я раза в полтора крупнее их), они не бранились, не улыбались, а молча огибали меня и в том же темпе чесали дальше. Я пытался поймать их взгляд, но бесполезно. Они смотрели сквозь меня. Я начал было воображать себя человеком-невидимкой, но потом до меня дошло. Просто своим пребыванием здесь я вызываю в них раздражение. Меня терпят, раз уж каким-то немыслимым образом мне удалось пробраться в их страну, но требовать от них большего – верх нахальства. sing5Сингапур – это город клерков, и вся его территория является их рабочим местом. Представьте себе туриста, гуляющего по Вашему офису, и Вам станут понятны чувства сингапурцев. Так два дня я огородным пугалом шлялся по чужому офису и раздражал местных жителей, пока на третий день перед отъездом не забрел в китайский квартал. Как жалко, что я не добрался туда раньше. Он примирил меня с Сингапуром. Китайский квартал живет своей жизнью, наплевав на все, что его окружает. Улочки украшены китайскими фонариками и аляповатыми искусственными цветами, преимущественно красного цвета, прохожие улыбаются и шумно общаются между собой, в магазинчиках товары такого жуткого качества, что даже сердце заныло от восторга. «И в Сингапуре живут люди!» - радостно воскликнул я,sing8 но никто не обратил на это никакого внимания, поскольку все вокруг что-то восклицали и щебетали. На радостях в первой же китайской кафешке, каковые были щедро разбросаны повсюду, я натрескался местного супчика, после которого можно выходить биться со Змеем Горынычем его же оружием. В толпе я заметил множество местных жителей, одетых в строгие деловые костюмы. Видимо, население официозного Сингапура, ошалев от своей деловитости, периодически посещает китайский квартал, чтобы слегка расслабиться и прийти в себя.

sing11Вот таким я увидел Сингапур. У меня было всего три дня, и, естественно, за это время ничего понять и разглядеть невозможно. Это лишь поверхностное суждение на основе мимолетного взгляда постороннего человека.

Что же касается домашних попугаев, вынесенных мной в заголовок, то спешу успокоить: несчастные птицы не имеют к статье никакого отношения. Точно так же, как и Сингапур не имеет никакого отношения к туристическому курортному отдыху. Там хорошо встречаться на высшем уровне, заключать миллиардные контракты на поставку нефти, оружия и прочей ерунды, в крайнем случае, закупать тонны шмоток и побрякушек. Турист в его дурацких шлепанцах на босу носу, шортах и футболке выглядит в Сингапуре столь же нелепо, как заплатка на смокинге. Так что, если Вы не олигарх или государственный чиновник высокого ранга (да, и с чего бы это им читать мою писанину), а Вас в силу различных обстоятельств все же занесло в Сингапур, отправляйтесь прямиком в китайский квартал и селитесь в первом попавшемся отеле. Там Вы будете чувствовать себя намного уютнее.

P.S. Даю честное слово, что за время написания данного текста от моих рук не пострадало ни одного попугая.

КУДА ЗВОНИТЬ И К КОМУ ПРИХОДИТЬ

E-mail: dive@moby-dick. mail.ru

Телефоны:

(495) 933-46-99

(495) 766-89-39

(495) 974-39-85

Адрес клуба:

1-ый Войковский проезд, дом 4

Наши друзья

maydiving baner

prof buh baner