Когда мы окончательно определились с тем, что едем в Южную Америку, то решили сделать эту поездку максимально насыщенной, все-таки не каждый день туда шляемся. Из двух, отведенных на это путешествие недель, одна была отдана Эквадору (дайвингу на его легендарных островах Галапагосов), а вторая предназначалась Перу. Ну, с Эквадором, вроде бы, все было ясно: долетели до островов, погрузились на кораблик и расслабились. А уж он пыхтит, напрягается и возит наши дайверские организмы от островка к островку, давая возможность собрать наш галапагосский «джентльменский» набор: китовую акулу, акулу-молот, морского котика, манту и еще кое-что по мелочи. Маршруты на Галапагосах давно отработаны, и попытка организовать что-то по-своему равносильна оправлению естественных надобностей против ветра, поскольку ничего, кроме конфуза, данному организатору не принесет. Поэтому мы смиренно приняли предложенную нам турагенством эквадорскую программу, решив отыграться на перуанской части поездки.

per5Ребята из турагенства, когда мы им рассказали, где планируем побывать за оставшуюся неделю в Перу, недоуменно уставились на нас. «Это не реально, вы умрете от передозировки» - отговаривали нас они, проявляя при этом недюжинный альтруизм, поскольку сокращение маршрута сокращало и стоимость поездки, а, соответственно, и их заработок. «Ша!» - отвечали мы, азартно тыкая пальцами в очаги перуанского культурного наследия, информацию о которых заблаговременно почерпнули из различных справочников. – «Наш народ сорок лет гулял по пустыне, и ничего, только поступь стала тверже. А тут какая-то неделя». Поняв, что увещевания здесь не помогут, турагенство сдалось, подготовило требуемый маршрут, и вот мы летим на родину Инков.

Кстати, по поводу Инков. Раньше я думал, что инками назывался народ, населявший в прежние времена эти южноамериканские территории. Оказалось, это не так. Инка был один – главный. Остальные назывались как угодно, только не «инки». Когда умирал Инка, им становился его наследник. Два Инки одновременно не могли существовать, как не могут существовать два Папы Римских. Хотя в наше время возможно всякое. Существуют же чемпионы мира в одном и том же виде спорта, но по различным версиям. Но попробую обойтись без святотатства.

Неделя дайвинга пролетела незаметно. Мы увидели почти все, что планировали. Невозмутимые китовые акулы подавляли своими размерами, нервные акулы-молоты пугали внезапным появлением, неутомимые морские котики веселили беспечными подводными игрищами. Единственные, кого мы не охватили из намеченных представителей местной фауны – это пингвины, жившие на каком-то сильно удаленном островке, посещение которого уже не укладывалось у нас по времени. Штормы обходили нас стороной, поэтому качало в меру, что не мешало некоторым товарищам, буквально, выворачиваться наизнанку, демонстрируя свою любовь к морским прогулкам. Кстати, наблюдения, проведенные мной в этой поездке, показали, что люди, подверженные морской болезни, легко переносят условия высокогорья, и наоборот. Хотя, наверное, встречаются счастливчики, которые успевают и тут, и там. Данный вывод не подтвержден никакими медицинскими исследованиями, а просто высосан мною из пальца. Но, так или иначе, эквадорская программа закончилась, и мы переходим ко второй части странствий – перуанской.

per2Из столицы Эквадора, Кито, в столицу Перу, Лиму, переезд завершился поздним вечером, и все, на что мы были способны, только добраться до своих постелей, но наутро, едва продрав глаза, все бросились к автобусу, который повез нас любоваться загадочными рисунками Наска. Восемь часов пути с разглядыванием из окон автобуса унылых перуанских пейзажей нас ничуть не огорчили, поскольку нам предстояло прикоснуться к одной из величайших тайн цивилизации. Огорчаться мы начали позже, когда увидели, каким образом будем прикасаться. На крошечном аэропортике нас ожидали несколько пятиместных самолетиков времен первой мировой войны. То, что пилоты любят свои машины, было понятно по проволочкам, веревочкам и прочим эффектным приспособлениям, которыми были закреплены некоторые фрагменты самолетов. А вот отвечают ли им эти летающие агрегаты взаимностью, и, вообще, помнят ли они в связи со своим преклонным возрастом, что такое любовь, нам предстояло сейчас проверить. К чести пилотов, машины работали безукоризненно. Пилоты оказались энтузиастами своего дела.per1 Они лихо закладывали виражи в небе, давая нам возможность тщательно рассмотреть каждый рисунок, и пока не убеждались, что рисунок рассмотрен и правильно оценен, к следующему не перелетали. Кстати, рисунки не произвели на меня того впечатления, на которое я рассчитывал. В этих линиях лишь с очень большой натяжкой можно было признать данные им обозначения. А когда самолет кренится вбок под девяносто градусов к земле, становиться вообще не до живописи. Мы пробовали хитрить и принимались восхищенно цокать и восклицать, не глядя вниз, но пилот был бдителен. Он бросал штурвал и начинал показывать пальцами туда, где, по мнению исследователей, были изображены собачка или птичка. Он искренне переживал, что мы можем что-нибудь не увидеть. Мы уже всерьез обеспокоились тем, что коллекция загадочных рисунков пополнится еще одним под названием «любознательные туристы», но, к счастью, все закончилось удачно. Некоторые, в благодарность за интересную экскурсию, оставили в самолете съеденные в отеле завтраки, но пилот, видимо, привычный к подобным знакам внимания, даже бровью не повел. На обратном пути в отель мы как-то по иному смотрели на окружающие нас пейзажи и даже находили их не лишенными приятности. Но вскоре начиналось новое утро, а с ним и новая дорога.

Вообще, как только самолет в Шереметьево оторвался от взлетной полосы, мы все время куда-то двигались. Летели на самолетах: больших, средних и маленьких, плыли на кораблях, катерах и тростниковых лодках. Поезда, машины, автобусы… Мы постоянно перемещались. Распаковывать багаж не имело никакого смысла, поскольку его тут же приходилось запаковывать обратно. Где-то в середине перуанских странствий часть группы, ошалев от многочисленных переходов, переездов и перелетов, впала в уныние и попросила ее пристрелить. Конечно, это было бы и практичнее, и милосерднее. Однако, как выяснилось, никто из нас не захватил с собой ни огнестрельного оружия, ни плевательных трубочек с ядом кураре. А на то, чтобы просто их удавить, у нас самих уже сил не было. Поэтому мы продолжали путешествие в полном составе под душераздирающие стоны и вопли наших товарищей.

В Куско, проезжая по городу, мы обратили внимание на то, что возле некоторых домов торчат какие-то жерди с привязанными на них тряпочками. Гид Светлана объяснила, что таким образом отмечены дома, где местные жители готовят пиво на продажу.per3Мы тут же возжелали его попробовать. Светлана сперва попыталась отговорить, но, поняв бесперспективность своих усилий, отвела нас в место, где этот напиток опробован уже не на одной группе туристов и есть кое-какая надежда не отравиться. Пьют это «пиво» из огромных прозрачных кружек, причем желательно выпить его залпом, тем самым, демонстрируя уважение к хозяевам, приготовившим напиток. Через какое-то время я понял, насколько это мудро. Демонстрировать свое уважение к хозяевам, выпивая это изделие залпом, гораздо проще, чем делать то же самое, смакуя его по глоточку. Жидкость невкусная и непривлекательная на вид. К тому же я не обнаружил в ней ни капли алкоголя, что хоть как-то могло оправдать ее употребление. Но делать нечего, раз уж так рвались, пришлось осушать до дна эти бездонные емкости и расплачиваться, снисходительно ухмыляясь: мол, и не такое пили. Напиток быстро провалился куда-то в середину желудка и настороженно замер. Желудок глухо заурчал, недовольный тем, что ему опять подсунули очередную гадость, и начал размышлять, куда бы ему лучше ее отправить – наверх или вниз. Однако, вскоре организм успокоился, видимо, договорившись с незваным гостем следующим образом: «переваривать я тебя не буду, но чтоб к вечеру тебя здесь не было». Группа в этот раз проявила себя настоящей командой, продемонстрировав несвойственное ей единодушие: никто не попросил добавки. Больше мы не требовали от Светланы познакомить нас с местной кухней. Хотя, впрочем, была еще одна попытка.per4 В Перу повсеместно разводят морских свинок. Морская свинка на их языке называется «куй». Так вот, эта самая морская свинина является фирменным перуанским блюдом. Мы было совсем уже собрались полакомиться «куятиной» или «куевиной» (не знаю, как правильно), но, подойдя к загончику, где сновали пушистые комочки, обреченные по нашему капризу попасть под нож повара, передумали. Наверное, у каждого из нас в детстве бегало дома нечто подобное, предназначенное для души, а не для желудка. Так мы и ушли, ни куя не попробовав.

Но, конечно, самое «фирменное» блюдо Перу, его, так сказать, визитная карточка – это листья коки. Выйдя из аэропорта в Лиме, мы тут же накупили пакеты этих листьев, набили ими полные рты и сосредоточенно принялись жевать. Все рассчитывали сразу впасть в буйное веселье, разразиться диким хохотом, сплясать зажигательный безумный танец, короче, проявить себя как-то неадекватно. Через час интенсивного жевания стало понятно, что ничего этого не будет. Потом уже гид Светлана объяснила нам, что листья коки – не наркотик, они лишь немного тонизируют организм, слегка снимают усталость, чуть-чуть помогают при высокогорных заболеваниях. И то, в основном, местным жителям, которые тоннами перемалывают челюстями этот дар природы с самого детства. А поскольку вкусовые качества листьев оставляют желать лучшего, они сразу потеряли для нас всю свою привлекательность. Лишь самые оптимистично настроенные наши товарищи продолжали жевать их в течении всей поездки. Возможно, таким образом они хотели заработать себе перуанское гражданство.

per7Но, памятуя о Кастанеде, нам очень хотелось как-то приобщиться к таинствам древней культуры. В Мачу Пикчу эзотерик (специалист по местным религиозным обрядам) погадал нам на листьях коки, но это действо показалось малоубедительным. Любая цыганка в любой точке России заткнула бы его за пояс манерой изложения и достоверностью подаваемой информации. Наконец, гиду Светлане надоело слушать наше нытье, и она отвела нас к местному шаману, специалисту по выходу в астрал. Специалист был ростом невысок, имел большой живот и длинные густые черные волосы, собранные сзади в хвост. При должной экипировке он мог бы сойти за местного байкера. Шаман согласился за небольшие деньги провести с нами обряд очищения и указать путь к свету. И вот поздним вечером мы приехали к огромному трехэтажному дому, где на верхнем этаже и происходят все эти таинства. Нам сразу показали туалетную комнату, демонстративно выложили несколько рулонов туалетной бумаги и объяснили, что если из нашего организма неконтролируемо потечет в разных направлениях, то пугаться не надо, это нормально. Из этого мы сделали вывод, что в астрал можно выходить из любого, даже самого непредсказуемого отверстия, и воодушевленные столь многообещающим началом, расселись на полу в комнате для обрядов. Посередине комнаты лежала циновка, на которой расположилось огромное количество предметов. Среди них можно было обнаружить ракушку со дна моря, пластмассового солдатика, высушенную птичью лапку, степлер и многое другое, никак не связанное между собой. Являлись ли эти предметы магическими или просто были чем-то дороги хозяину – так и осталось для нас загадкой. Особое впечатление произвела задорно глядевшая на нас провалами глазниц черепушка, которую шаман представил нам как череп своего учителя. Стало ясно, почему колдун может иметь только одного ученика. Я сразу представил, как мы в школе после выпускного бала делим кости своих учителей. Мне по причине плохой успеваемости досталась бы малая берцовая физрука, а наши отличники отхватили бы по два черепа каждый. Из предметов мебели в комнате находились лишь одеяла, в большом количестве разложенные вдоль стен. Шаман со своим учеником, который как-то по-хозяйски поглядывал на его голову, сели во главе циновки, а мы расположились вокруг нее на одеялах. Шаман переоделся в соответствующие случаю одеяния, и уже не казался нам похожим на байкера, а внушал некоторое почтение. Сперва он прочел нам часовую лекцию, в которой вкратце объяснил суть того, что будет происходить, и мы приступили. Шаман с помощником по очереди подходили к каждому из нас. Мы вставали. Нам протягивали стаканчик с напитком, состав которого нам неизвестен. Оно и к лучшему, чтобы не одолевали всякие ненужные мысли. Единственное, что я о нем знаю, - это то, что его основу составляет растение, именуемое «сан педро». Мы с благодарностью принимали этот стаканчик, который, на мой взгляд, был бы хорош для прохладительного напитка или, в крайнем случае, спиртного. Для настоя «сан педро» он казался слишком вместительным. Мы выпивали содержимое стаканчика, говорили правильные слова и совершали правильные движения, которым нас научили заблаговременно. Затем мы садились или ложились (в зависимости от темперамента) и пытались медитировать. Основное условие для медитации – это полностью сосредоточиться на себе и не обращать внимания на окружающих. Но попробуй не обращать внимания, когда рядом кто-то сопит, ворочается и возмущенно бормочет, что чего-то не «торкает» и опять его обманули. Периодически мы засыпали, нас будили и давали очередную порцию напитка. Часов через пять мы мелкими группками, по два-три человека, стали потихоньку покидать этот гостеприимный дом, сердечно прощаясь с хозяевами и обещая на днях еще заглянуть. Утром, собравшись вместе, мы обменялись впечатлениями и попытались проанализировать вчерашнее. Выяснилось, что часть группы побывала в астрале, а остальные почему-то туда не добрались. Немного подискутировав, каждый из нас остался при своем мнении.

per6И снова в путь. Священная долина Урубамбу и собор Сан Педро, называемый американской Сикстинской Капеллой, храм Каласайя, остаток древней пухарской цивилизации и плавучие тростниковые острова высокогорного озера Титикака, и дороги, дороги, дороги.… К сожалению, неделя оказалась не резиновая, и охватить всю страну нам не удалось. Что ж, будет повод вернуться.

P.S. Путешествуя по Перу, я обнаружил множество названий, балансирую-щих на грани фола: Хулиака (город и аэропорт), писка (местная водка), вышеупомянутый куй и прочее, прочее. У меня возникла очередная теория. Похоже, до испанских колонизаторов в этих краях побывали русские, немного невоспитанные и чем-то сильно раздраженные. Мотаясь по стране, они, будучи не в силах сдержать эмоции, давали названия тому, чего видели. Местные жители, в силу своего дружелюбия и покладистости, чтобы не разозлить русских окончательно, соглашались на эти названия. Они лишь слегка их сгладили, чтобы слух не сильно резало. По-моему, теория неплохая и вполне логичная. Надо подбросить ее местным краеведам, пусть разбираются.

Когда мы окончательно определились с тем, что едем в Южную Америку, то решили сделать эту поездку максимально насыщенной, все-таки не каждый день туда шляемся. Из двух, отведенных на это путешествие недель, одна была отдана Эквадору (дайвингу на его легендарных островах Галапагосов), а вторая предназначалась Перу. Ну, с Эквадором, вроде бы, все было ясно: долетели до островов, погрузились на кораблик и расслабились. А уж он пыхтит, напрягается и возит наши дайверские организмы от островка к островку, давая возможность собрать наш галапагосский «джентльменский» набор: китовую акулу, акулу-молот, морского котика, манту и еще кое-что по мелочи. Маршруты на Галапагосах давно отработаны, и попытка организовать что-то по-своему равносильна оправлению естественных надобностей против ветра, поскольку ничего, кроме конфуза, данному организатору не принесет. Поэтому мы смиренно приняли предложенную нам турагенством эквадорскую программу, решив отыграться на перуанской части поездки.

per5Ребята из турагенства, когда мы им рассказали, где планируем побывать за оставшуюся неделю в Перу, недоуменно уставились на нас. «Это не реально, вы умрете от передозировки» - отговаривали нас они, проявляя при этом недюжинный альтруизм, поскольку сокращение маршрута сокращало и стоимость поездки, а, соответственно, и их заработок. «Ша!» - отвечали мы, азартно тыкая пальцами в очаги перуанского культурного наследия, информацию о которых заблаговременно почерпнули из различных справочников. – «Наш народ сорок лет гулял по пустыне, и ничего, только поступь стала тверже. А тут какая-то неделя». Поняв, что увещевания здесь не помогут, турагенство сдалось, подготовило требуемый маршрут, и вот мы летим на родину Инков.

Кстати, по поводу Инков. Раньше я думал, что инками назывался народ, населявший в прежние времена эти южноамериканские территории. Оказалось, это не так. Инка был один – главный. Остальные назывались как угодно, только не «инки». Когда умирал Инка, им становился его наследник. Два Инки одновременно не могли существовать, как не могут существовать два Папы Римских. Хотя в наше время возможно всякое. Существуют же чемпионы мира в одном и том же виде спорта, но по различным версиям. Но попробую обойтись без святотатства.

Неделя дайвинга пролетела незаметно. Мы увидели почти все, что планировали. Невозмутимые китовые акулы подавляли своими размерами, нервные акулы-молоты пугали внезапным появлением, неутомимые морские котики веселили беспечными подводными игрищами. Единственные, кого мы не охватили из намеченных представителей местной фауны – это пингвины, жившие на каком-то сильно удаленном островке, посещение которого уже не укладывалось у нас по времени. Штормы обходили нас стороной, поэтому качало в меру, что не мешало некоторым товарищам, буквально, выворачиваться наизнанку, демонстрируя свою любовь к морским прогулкам. Кстати, наблюдения, проведенные мной в этой поездке, показали, что люди, подверженные морской болезни, легко переносят условия высокогорья, и наоборот. Хотя, наверное, встречаются счастливчики, которые успевают и тут, и там. Данный вывод не подтвержден никакими медицинскими исследованиями, а просто высосан мною из пальца. Но, так или иначе, эквадорская программа закончилась, и мы переходим ко второй части странствий – перуанской.

per2Из столицы Эквадора, Кито, в столицу Перу, Лиму, переезд завершился поздним вечером, и все, на что мы были способны, только добраться до своих постелей, но наутро, едва продрав глаза, все бросились к автобусу, который повез нас любоваться загадочными рисунками Наска. Восемь часов пути с разглядыванием из окон автобуса унылых перуанских пейзажей нас ничуть не огорчили, поскольку нам предстояло прикоснуться к одной из величайших тайн цивилизации. Огорчаться мы начали позже, когда увидели, каким образом будем прикасаться. На крошечном аэропортике нас ожидали несколько пятиместных самолетиков времен первой мировой войны. То, что пилоты любят свои машины, было понятно по проволочкам, веревочкам и прочим эффектным приспособлениям, которыми были закреплены некоторые фрагменты самолетов. А вот отвечают ли им эти летающие агрегаты взаимностью, и, вообще, помнят ли они в связи со своим преклонным возрастом, что такое любовь, нам предстояло сейчас проверить. К чести пилотов, машины работали безукоризненно. Пилоты оказались энтузиастами своего дела.per1 Они лихо закладывали виражи в небе, давая нам возможность тщательно рассмотреть каждый рисунок, и пока не убеждались, что рисунок рассмотрен и правильно оценен, к следующему не перелетали. Кстати, рисунки не произвели на меня того впечатления, на которое я рассчитывал. В этих линиях лишь с очень большой натяжкой можно было признать данные им обозначения. А когда самолет кренится вбок под девяносто градусов к земле, становиться вообще не до живописи. Мы пробовали хитрить и принимались восхищенно цокать и восклицать, не глядя вниз, но пилот был бдителен. Он бросал штурвал и начинал показывать пальцами туда, где, по мнению исследователей, были изображены собачка или птичка. Он искренне переживал, что мы можем что-нибудь не увидеть. Мы уже всерьез обеспокоились тем, что коллекция загадочных рисунков пополнится еще одним под названием «любознательные туристы», но, к счастью, все закончилось удачно. Некоторые, в благодарность за интересную экскурсию, оставили в самолете съеденные в отеле завтраки, но пилот, видимо, привычный к подобным знакам внимания, даже бровью не повел. На обратном пути в отель мы как-то по иному смотрели на окружающие нас пейзажи и даже находили их не лишенными приятности. Но вскоре начиналось новое утро, а с ним и новая дорога.

Вообще, как только самолет в Шереметьево оторвался от взлетной полосы, мы все время куда-то двигались. Летели на самолетах: больших, средних и маленьких, плыли на кораблях, катерах и тростниковых лодках. Поезда, машины, автобусы… Мы постоянно перемещались. Распаковывать багаж не имело никакого смысла, поскольку его тут же приходилось запаковывать обратно. Где-то в середине перуанских странствий часть группы, ошалев от многочисленных переходов, переездов и перелетов, впала в уныние и попросила ее пристрелить. Конечно, это было бы и практичнее, и милосерднее. Однако, как выяснилось, никто из нас не захватил с собой ни огнестрельного оружия, ни плевательных трубочек с ядом кураре. А на то, чтобы просто их удавить, у нас самих уже сил не было. Поэтому мы продолжали путешествие в полном составе под душераздирающие стоны и вопли наших товарищей.

В Куско, проезжая по городу, мы обратили внимание на то, что возле некоторых домов торчат какие-то жерди с привязанными на них тряпочками. Гид Светлана объяснила, что таким образом отмечены дома, где местные жители готовят пиво на продажу.per3Мы тут же возжелали его попробовать. Светлана сперва попыталась отговорить, но, поняв бесперспективность своих усилий, отвела нас в место, где этот напиток опробован уже не на одной группе туристов и есть кое-какая надежда не отравиться. Пьют это «пиво» из огромных прозрачных кружек, причем желательно выпить его залпом, тем самым, демонстрируя уважение к хозяевам, приготовившим напиток. Через какое-то время я понял, насколько это мудро. Демонстрировать свое уважение к хозяевам, выпивая это изделие залпом, гораздо проще, чем делать то же самое, смакуя его по глоточку. Жидкость невкусная и непривлекательная на вид. К тому же я не обнаружил в ней ни капли алкоголя, что хоть как-то могло оправдать ее употребление. Но делать нечего, раз уж так рвались, пришлось осушать до дна эти бездонные емкости и расплачиваться, снисходительно ухмыляясь: мол, и не такое пили. Напиток быстро провалился куда-то в середину желудка и настороженно замер. Желудок глухо заурчал, недовольный тем, что ему опять подсунули очередную гадость, и начал размышлять, куда бы ему лучше ее отправить – наверх или вниз. Однако, вскоре организм успокоился, видимо, договорившись с незваным гостем следующим образом: «переваривать я тебя не буду, но чтоб к вечеру тебя здесь не было». Группа в этот раз проявила себя настоящей командой, продемонстрировав несвойственное ей единодушие: никто не попросил добавки. Больше мы не требовали от Светланы познакомить нас с местной кухней. Хотя, впрочем, была еще одна попытка.per4 В Перу повсеместно разводят морских свинок. Морская свинка на их языке называется «куй». Так вот, эта самая морская свинина является фирменным перуанским блюдом. Мы было совсем уже собрались полакомиться «куятиной» или «куевиной» (не знаю, как правильно), но, подойдя к загончику, где сновали пушистые комочки, обреченные по нашему капризу попасть под нож повара, передумали. Наверное, у каждого из нас в детстве бегало дома нечто подобное, предназначенное для души, а не для желудка. Так мы и ушли, ни куя не попробовав.

Но, конечно, самое «фирменное» блюдо Перу, его, так сказать, визитная карточка – это листья коки. Выйдя из аэропорта в Лиме, мы тут же накупили пакеты этих листьев, набили ими полные рты и сосредоточенно принялись жевать. Все рассчитывали сразу впасть в буйное веселье, разразиться диким хохотом, сплясать зажигательный безумный танец, короче, проявить себя как-то неадекватно. Через час интенсивного жевания стало понятно, что ничего этого не будет. Потом уже гид Светлана объяснила нам, что листья коки – не наркотик, они лишь немного тонизируют организм, слегка снимают усталость, чуть-чуть помогают при высокогорных заболеваниях. И то, в основном, местным жителям, которые тоннами перемалывают челюстями этот дар природы с самого детства. А поскольку вкусовые качества листьев оставляют желать лучшего, они сразу потеряли для нас всю свою привлекательность. Лишь самые оптимистично настроенные наши товарищи продолжали жевать их в течении всей поездки. Возможно, таким образом они хотели заработать себе перуанское гражданство.

per7Но, памятуя о Кастанеде, нам очень хотелось как-то приобщиться к таинствам древней культуры. В Мачу Пикчу эзотерик (специалист по местным религиозным обрядам) погадал нам на листьях коки, но это действо показалось малоубедительным. Любая цыганка в любой точке России заткнула бы его за пояс манерой изложения и достоверностью подаваемой информации. Наконец, гиду Светлане надоело слушать наше нытье, и она отвела нас к местному шаману, специалисту по выходу в астрал. Специалист был ростом невысок, имел большой живот и длинные густые черные волосы, собранные сзади в хвост. При должной экипировке он мог бы сойти за местного байкера. Шаман согласился за небольшие деньги провести с нами обряд очищения и указать путь к свету. И вот поздним вечером мы приехали к огромному трехэтажному дому, где на верхнем этаже и происходят все эти таинства. Нам сразу показали туалетную комнату, демонстративно выложили несколько рулонов туалетной бумаги и объяснили, что если из нашего организма неконтролируемо потечет в разных направлениях, то пугаться не надо, это нормально. Из этого мы сделали вывод, что в астрал можно выходить из любого, даже самого непредсказуемого отверстия, и воодушевленные столь многообещающим началом, расселись на полу в комнате для обрядов. Посередине комнаты лежала циновка, на которой расположилось огромное количество предметов. Среди них можно было обнаружить ракушку со дна моря, пластмассового солдатика, высушенную птичью лапку, степлер и многое другое, никак не связанное между собой. Являлись ли эти предметы магическими или просто были чем-то дороги хозяину – так и осталось для нас загадкой. Особое впечатление произвела задорно глядевшая на нас провалами глазниц черепушка, которую шаман представил нам как череп своего учителя. Стало ясно, почему колдун может иметь только одного ученика. Я сразу представил, как мы в школе после выпускного бала делим кости своих учителей. Мне по причине плохой успеваемости досталась бы малая берцовая физрука, а наши отличники отхватили бы по два черепа каждый. Из предметов мебели в комнате находились лишь одеяла, в большом количестве разложенные вдоль стен. Шаман со своим учеником, который как-то по-хозяйски поглядывал на его голову, сели во главе циновки, а мы расположились вокруг нее на одеялах. Шаман переоделся в соответствующие случаю одеяния, и уже не казался нам похожим на байкера, а внушал некоторое почтение. Сперва он прочел нам часовую лекцию, в которой вкратце объяснил суть того, что будет происходить, и мы приступили. Шаман с помощником по очереди подходили к каждому из нас. Мы вставали. Нам протягивали стаканчик с напитком, состав которого нам неизвестен. Оно и к лучшему, чтобы не одолевали всякие ненужные мысли. Единственное, что я о нем знаю, - это то, что его основу составляет растение, именуемое «сан педро». Мы с благодарностью принимали этот стаканчик, который, на мой взгляд, был бы хорош для прохладительного напитка или, в крайнем случае, спиртного. Для настоя «сан педро» он казался слишком вместительным. Мы выпивали содержимое стаканчика, говорили правильные слова и совершали правильные движения, которым нас научили заблаговременно. Затем мы садились или ложились (в зависимости от темперамента) и пытались медитировать. Основное условие для медитации – это полностью сосредоточиться на себе и не обращать внимания на окружающих. Но попробуй не обращать внимания, когда рядом кто-то сопит, ворочается и возмущенно бормочет, что чего-то не «торкает» и опять его обманули. Периодически мы засыпали, нас будили и давали очередную порцию напитка. Часов через пять мы мелкими группками, по два-три человека, стали потихоньку покидать этот гостеприимный дом, сердечно прощаясь с хозяевами и обещая на днях еще заглянуть. Утром, собравшись вместе, мы обменялись впечатлениями и попытались проанализировать вчерашнее. Выяснилось, что часть группы побывала в астрале, а остальные почему-то туда не добрались. Немного подискутировав, каждый из нас остался при своем мнении.

per6И снова в путь. Священная долина Урубамбу и собор Сан Педро, называемый американской Сикстинской Капеллой, храм Каласайя, остаток древней пухарской цивилизации и плавучие тростниковые острова высокогорного озера Титикака, и дороги, дороги, дороги.… К сожалению, неделя оказалась не резиновая, и охватить всю страну нам не удалось. Что ж, будет повод вернуться.

P.S. Путешествуя по Перу, я обнаружил множество названий, балансирую-щих на грани фола: Хулиака (город и аэропорт), писка (местная водка), вышеупомянутый куй и прочее, прочее. У меня возникла очередная теория. Похоже, до испанских колонизаторов в этих краях побывали русские, немного невоспитанные и чем-то сильно раздраженные. Мотаясь по стране, они, будучи не в силах сдержать эмоции, давали названия тому, чего видели. Местные жители, в силу своего дружелюбия и покладистости, чтобы не разозлить русских окончательно, соглашались на эти названия. Они лишь слегка их сгладили, чтобы слух не сильно резало. По-моему, теория неплохая и вполне логичная. Надо подбросить ее местным краеведам, пусть разбираются.

Когда мы окончательно определились с тем, что едем в Южную Америку, то решили сделать эту поездку максимально насыщенной, все-таки не каждый день туда шляемся. Из двух, отведенных на это путешествие недель, одна была отдана Эквадору (дайвингу на его легендарных островах Галапагосов), а вторая предназначалась Перу. Ну, с Эквадором, вроде бы, все было ясно: долетели до островов, погрузились на кораблик и расслабились. А уж он пыхтит, напрягается и возит наши дайверские организмы от островка к островку, давая возможность собрать наш галапагосский «джентльменский» набор: китовую акулу, акулу-молот, морского котика, манту и еще кое-что по мелочи. Маршруты на Галапагосах давно отработаны, и попытка организовать что-то по-своему равносильна оправлению естественных надобностей против ветра, поскольку ничего, кроме конфуза, данному организатору не принесет. Поэтому мы смиренно приняли предложенную нам турагенством эквадорскую программу, решив отыграться на перуанской части поездки.

per5Ребята из турагенства, когда мы им рассказали, где планируем побывать за оставшуюся неделю в Перу, недоуменно уставились на нас. «Это не реально, вы умрете от передозировки» - отговаривали нас они, проявляя при этом недюжинный альтруизм, поскольку сокращение маршрута сокращало и стоимость поездки, а, соответственно, и их заработок. «Ша!» - отвечали мы, азартно тыкая пальцами в очаги перуанского культурного наследия, информацию о которых заблаговременно почерпнули из различных справочников. – «Наш народ сорок лет гулял по пустыне, и ничего, только поступь стала тверже. А тут какая-то неделя». Поняв, что увещевания здесь не помогут, турагенство сдалось, подготовило требуемый маршрут, и вот мы летим на родину Инков.

Кстати, по поводу Инков. Раньше я думал, что инками назывался народ, населявший в прежние времена эти южноамериканские территории. Оказалось, это не так. Инка был один – главный. Остальные назывались как угодно, только не «инки». Когда умирал Инка, им становился его наследник. Два Инки одновременно не могли существовать, как не могут существовать два Папы Римских. Хотя в наше время возможно всякое. Существуют же чемпионы мира в одном и том же виде спорта, но по различным версиям. Но попробую обойтись без святотатства.

Неделя дайвинга пролетела незаметно. Мы увидели почти все, что планировали. Невозмутимые китовые акулы подавляли своими размерами, нервные акулы-молоты пугали внезапным появлением, неутомимые морские котики веселили беспечными подводными игрищами. Единственные, кого мы не охватили из намеченных представителей местной фауны – это пингвины, жившие на каком-то сильно удаленном островке, посещение которого уже не укладывалось у нас по времени. Штормы обходили нас стороной, поэтому качало в меру, что не мешало некоторым товарищам, буквально, выворачиваться наизнанку, демонстрируя свою любовь к морским прогулкам. Кстати, наблюдения, проведенные мной в этой поездке, показали, что люди, подверженные морской болезни, легко переносят условия высокогорья, и наоборот. Хотя, наверное, встречаются счастливчики, которые успевают и тут, и там. Данный вывод не подтвержден никакими медицинскими исследованиями, а просто высосан мною из пальца. Но, так или иначе, эквадорская программа закончилась, и мы переходим ко второй части странствий – перуанской.

per2Из столицы Эквадора, Кито, в столицу Перу, Лиму, переезд завершился поздним вечером, и все, на что мы были способны, только добраться до своих постелей, но наутро, едва продрав глаза, все бросились к автобусу, который повез нас любоваться загадочными рисунками Наска. Восемь часов пути с разглядыванием из окон автобуса унылых перуанских пейзажей нас ничуть не огорчили, поскольку нам предстояло прикоснуться к одной из величайших тайн цивилизации. Огорчаться мы начали позже, когда увидели, каким образом будем прикасаться. На крошечном аэропортике нас ожидали несколько пятиместных самолетиков времен первой мировой войны. То, что пилоты любят свои машины, было понятно по проволочкам, веревочкам и прочим эффектным приспособлениям, которыми были закреплены некоторые фрагменты самолетов. А вот отвечают ли им эти летающие агрегаты взаимностью, и, вообще, помнят ли они в связи со своим преклонным возрастом, что такое любовь, нам предстояло сейчас проверить. К чести пилотов, машины работали безукоризненно. Пилоты оказались энтузиастами своего дела.per1 Они лихо закладывали виражи в небе, давая нам возможность тщательно рассмотреть каждый рисунок, и пока не убеждались, что рисунок рассмотрен и правильно оценен, к следующему не перелетали. Кстати, рисунки не произвели на меня того впечатления, на которое я рассчитывал. В этих линиях лишь с очень большой натяжкой можно было признать данные им обозначения. А когда самолет кренится вбок под девяносто градусов к земле, становиться вообще не до живописи. Мы пробовали хитрить и принимались восхищенно цокать и восклицать, не глядя вниз, но пилот был бдителен. Он бросал штурвал и начинал показывать пальцами туда, где, по мнению исследователей, были изображены собачка или птичка. Он искренне переживал, что мы можем что-нибудь не увидеть. Мы уже всерьез обеспокоились тем, что коллекция загадочных рисунков пополнится еще одним под названием «любознательные туристы», но, к счастью, все закончилось удачно. Некоторые, в благодарность за интересную экскурсию, оставили в самолете съеденные в отеле завтраки, но пилот, видимо, привычный к подобным знакам внимания, даже бровью не повел. На обратном пути в отель мы как-то по иному смотрели на окружающие нас пейзажи и даже находили их не лишенными приятности. Но вскоре начиналось новое утро, а с ним и новая дорога.

Вообще, как только самолет в Шереметьево оторвался от взлетной полосы, мы все время куда-то двигались. Летели на самолетах: больших, средних и маленьких, плыли на кораблях, катерах и тростниковых лодках. Поезда, машины, автобусы… Мы постоянно перемещались. Распаковывать багаж не имело никакого смысла, поскольку его тут же приходилось запаковывать обратно. Где-то в середине перуанских странствий часть группы, ошалев от многочисленных переходов, переездов и перелетов, впала в уныние и попросила ее пристрелить. Конечно, это было бы и практичнее, и милосерднее. Однако, как выяснилось, никто из нас не захватил с собой ни огнестрельного оружия, ни плевательных трубочек с ядом кураре. А на то, чтобы просто их удавить, у нас самих уже сил не было. Поэтому мы продолжали путешествие в полном составе под душераздирающие стоны и вопли наших товарищей.

В Куско, проезжая по городу, мы обратили внимание на то, что возле некоторых домов торчат какие-то жерди с привязанными на них тряпочками. Гид Светлана объяснила, что таким образом отмечены дома, где местные жители готовят пиво на продажу.per3Мы тут же возжелали его попробовать. Светлана сперва попыталась отговорить, но, поняв бесперспективность своих усилий, отвела нас в место, где этот напиток опробован уже не на одной группе туристов и есть кое-какая надежда не отравиться. Пьют это «пиво» из огромных прозрачных кружек, причем желательно выпить его залпом, тем самым, демонстрируя уважение к хозяевам, приготовившим напиток. Через какое-то время я понял, насколько это мудро. Демонстрировать свое уважение к хозяевам, выпивая это изделие залпом, гораздо проще, чем делать то же самое, смакуя его по глоточку. Жидкость невкусная и непривлекательная на вид. К тому же я не обнаружил в ней ни капли алкоголя, что хоть как-то могло оправдать ее употребление. Но делать нечего, раз уж так рвались, пришлось осушать до дна эти бездонные емкости и расплачиваться, снисходительно ухмыляясь: мол, и не такое пили. Напиток быстро провалился куда-то в середину желудка и настороженно замер. Желудок глухо заурчал, недовольный тем, что ему опять подсунули очередную гадость, и начал размышлять, куда бы ему лучше ее отправить – наверх или вниз. Однако, вскоре организм успокоился, видимо, договорившись с незваным гостем следующим образом: «переваривать я тебя не буду, но чтоб к вечеру тебя здесь не было». Группа в этот раз проявила себя настоящей командой, продемонстрировав несвойственное ей единодушие: никто не попросил добавки. Больше мы не требовали от Светланы познакомить нас с местной кухней. Хотя, впрочем, была еще одна попытка.per4 В Перу повсеместно разводят морских свинок. Морская свинка на их языке называется «куй». Так вот, эта самая морская свинина является фирменным перуанским блюдом. Мы было совсем уже собрались полакомиться «куятиной» или «куевиной» (не знаю, как правильно), но, подойдя к загончику, где сновали пушистые комочки, обреченные по нашему капризу попасть под нож повара, передумали. Наверное, у каждого из нас в детстве бегало дома нечто подобное, предназначенное для души, а не для желудка. Так мы и ушли, ни куя не попробовав.

Но, конечно, самое «фирменное» блюдо Перу, его, так сказать, визитная карточка – это листья коки. Выйдя из аэропорта в Лиме, мы тут же накупили пакеты этих листьев, набили ими полные рты и сосредоточенно принялись жевать. Все рассчитывали сразу впасть в буйное веселье, разразиться диким хохотом, сплясать зажигательный безумный танец, короче, проявить себя как-то неадекватно. Через час интенсивного жевания стало понятно, что ничего этого не будет. Потом уже гид Светлана объяснила нам, что листья коки – не наркотик, они лишь немного тонизируют организм, слегка снимают усталость, чуть-чуть помогают при высокогорных заболеваниях. И то, в основном, местным жителям, которые тоннами перемалывают челюстями этот дар природы с самого детства. А поскольку вкусовые качества листьев оставляют желать лучшего, они сразу потеряли для нас всю свою привлекательность. Лишь самые оптимистично настроенные наши товарищи продолжали жевать их в течении всей поездки. Возможно, таким образом они хотели заработать себе перуанское гражданство.

per7Но, памятуя о Кастанеде, нам очень хотелось как-то приобщиться к таинствам древней культуры. В Мачу Пикчу эзотерик (специалист по местным религиозным обрядам) погадал нам на листьях коки, но это действо показалось малоубедительным. Любая цыганка в любой точке России заткнула бы его за пояс манерой изложения и достоверностью подаваемой информации. Наконец, гиду Светлане надоело слушать наше нытье, и она отвела нас к местному шаману, специалисту по выходу в астрал. Специалист был ростом невысок, имел большой живот и длинные густые черные волосы, собранные сзади в хвост. При должной экипировке он мог бы сойти за местного байкера. Шаман согласился за небольшие деньги провести с нами обряд очищения и указать путь к свету. И вот поздним вечером мы приехали к огромному трехэтажному дому, где на верхнем этаже и происходят все эти таинства. Нам сразу показали туалетную комнату, демонстративно выложили несколько рулонов туалетной бумаги и объяснили, что если из нашего организма неконтролируемо потечет в разных направлениях, то пугаться не надо, это нормально. Из этого мы сделали вывод, что в астрал можно выходить из любого, даже самого непредсказуемого отверстия, и воодушевленные столь многообещающим началом, расселись на полу в комнате для обрядов. Посередине комнаты лежала циновка, на которой расположилось огромное количество предметов. Среди них можно было обнаружить ракушку со дна моря, пластмассового солдатика, высушенную птичью лапку, степлер и многое другое, никак не связанное между собой. Являлись ли эти предметы магическими или просто были чем-то дороги хозяину – так и осталось для нас загадкой. Особое впечатление произвела задорно глядевшая на нас провалами глазниц черепушка, которую шаман представил нам как череп своего учителя. Стало ясно, почему колдун может иметь только одного ученика. Я сразу представил, как мы в школе после выпускного бала делим кости своих учителей. Мне по причине плохой успеваемости досталась бы малая берцовая физрука, а наши отличники отхватили бы по два черепа каждый. Из предметов мебели в комнате находились лишь одеяла, в большом количестве разложенные вдоль стен. Шаман со своим учеником, который как-то по-хозяйски поглядывал на его голову, сели во главе циновки, а мы расположились вокруг нее на одеялах. Шаман переоделся в соответствующие случаю одеяния, и уже не казался нам похожим на байкера, а внушал некоторое почтение. Сперва он прочел нам часовую лекцию, в которой вкратце объяснил суть того, что будет происходить, и мы приступили. Шаман с помощником по очереди подходили к каждому из нас. Мы вставали. Нам протягивали стаканчик с напитком, состав которого нам неизвестен. Оно и к лучшему, чтобы не одолевали всякие ненужные мысли. Единственное, что я о нем знаю, - это то, что его основу составляет растение, именуемое «сан педро». Мы с благодарностью принимали этот стаканчик, который, на мой взгляд, был бы хорош для прохладительного напитка или, в крайнем случае, спиртного. Для настоя «сан педро» он казался слишком вместительным. Мы выпивали содержимое стаканчика, говорили правильные слова и совершали правильные движения, которым нас научили заблаговременно. Затем мы садились или ложились (в зависимости от темперамента) и пытались медитировать. Основное условие для медитации – это полностью сосредоточиться на себе и не обращать внимания на окружающих. Но попробуй не обращать внимания, когда рядом кто-то сопит, ворочается и возмущенно бормочет, что чего-то не «торкает» и опять его обманули. Периодически мы засыпали, нас будили и давали очередную порцию напитка. Часов через пять мы мелкими группками, по два-три человека, стали потихоньку покидать этот гостеприимный дом, сердечно прощаясь с хозяевами и обещая на днях еще заглянуть. Утром, собравшись вместе, мы обменялись впечатлениями и попытались проанализировать вчерашнее. Выяснилось, что часть группы побывала в астрале, а остальные почему-то туда не добрались. Немного подискутировав, каждый из нас остался при своем мнении.

per6И снова в путь. Священная долина Урубамбу и собор Сан Педро, называемый американской Сикстинской Капеллой, храм Каласайя, остаток древней пухарской цивилизации и плавучие тростниковые острова высокогорного озера Титикака, и дороги, дороги, дороги.… К сожалению, неделя оказалась не резиновая, и охватить всю страну нам не удалось. Что ж, будет повод вернуться.

P.S. Путешествуя по Перу, я обнаружил множество названий, балансирую-щих на грани фола: Хулиака (город и аэропорт), писка (местная водка), вышеупомянутый куй и прочее, прочее. У меня возникла очередная теория. Похоже, до испанских колонизаторов в этих краях побывали русские, немного невоспитанные и чем-то сильно раздраженные. Мотаясь по стране, они, будучи не в силах сдержать эмоции, давали названия тому, чего видели. Местные жители, в силу своего дружелюбия и покладистости, чтобы не разозлить русских окончательно, соглашались на эти названия. Они лишь слегка их сгладили, чтобы слух не сильно резало. По-моему, теория неплохая и вполне логичная. Надо подбросить ее местным краеведам, пусть разбираются.

КУДА ЗВОНИТЬ И К КОМУ ПРИХОДИТЬ

E-mail: dive@moby-dick. mail.ru

Телефоны:

(495) 933-46-99

(495) 766-89-39

(495) 974-39-85

Адрес клуба:

1-ый Войковский проезд, дом 4

Наши друзья

maydiving baner

prof buh baner