mex-1Единственное, в чем я нахожу сходство между Мексикой и мексиканскими сериалами, - это невозможность от них оторваться. Во всем остальном они диаметрально противоположны. Насколько бездарна и безвкусна продукция мыловаренной кинофабрики, настолько интересна и колоритна сама Мексика и люди, ее населяющие. Мне могут возразить, что сериал сериалу – рознь, и, вообще, кто я такой, чтобы так безапелляционно судить о киноискусстве.

Отвечаю. Мексиканский сериал я смотрел один раз в жизни, зато полностью (что-то около семидесяти-восьмидесяти серий). С тех пор я проникся к подобного рода продукции столь глубоким отвращением, что, заслышав звуки похожей музыки или характерные голоса ни в чем не повинных дублирующих актеров, испытываю самый настоящий рвотный позыв. Теперь объясню, к чему я приплел этот нелюбимый мною жанр. Виновата школа. С младших классов на уроках математики в нас вдалбливали метод доказательства от противного. И вот, сработало. Выбрав, на мой взгляд, самое противное, я решил от него оттолкнуться. Теперь, если меня и посетит какое-нибудь негативное воспоминание о Мексике, оно мигом окрашивается в теплые радостные тона, потому что мне есть, с чем сравнивать. Ну, ладно, хватит о грустном.

Итак, Мексика. «Государство в юго-западной части Северной Америки, между Атлантическим и Тихим океанами. Длина атлантического побережья около 2,5 тысяч километров, тихоокеанского – более 5,5 тысяч километров. Площадь – 1969,4 тысяч квадратных километров. Столица – город Мехико. Мексика – федеративная республика, во главе которой стоит президент».

Не правда ли, нудно. Так же нудно, как и заполнять анкету для получения визы, где надо доказать, что не будешь подбираться к границе Соединенных Штатов Америки и что до прочтения данной анкеты ты вообще ничего не знал о существовании этой страны. Давят американцы мексиканцев, пытаются диктовать им свою волю. Был бы жив Троцкий, он бы не такого допустил. (Если кто не понял, это была шутка.)

Летели в Мексику мы самолетом известной немецкой авиакомпании. Наверное, рейсы, на которых приходится обслуживать российских граждан, являются для экипажей этой компании чем-то вроде штрафбата. Назначение на такой рейс следует лишь за какие-то особо изощренные прегрешения перед фирмой и служит альтернативой увольнению. Все это явственно читается у них на лицах. Выходит, что стихи Владимира Владимировича Маяковского «О советском паспорте» не потеряли актуальности и по сей день. Идет эдакая Брунгильда по самолету между рядами, улыбается. Проходит французов, итальянцев, чехов, поляков – улыбку держит. Молодец, профи. Немцам улыбается особенно приветливо. Добирается до кресел с русскими туристами, и тут происходит чудо. Пара килограмм незрелых лимонов мгновенно оказывается у нее во рту и самовыжимаются, что не может не отразиться на ее миловидном личике. Возникает безумное желание взять ее за плечи очень аккуратно, дабы не помять безукоризненно сидящую форму, развернуть на сто восемьдесят градусов и отвесить хорошего пинка, чтобы она смогла оказаться там, где ей хорошо, и к ней вернулась доброжелательная улыбка. И еще хочется спросить: «Господа, за что вы нас так не любите? Мы ведь платим за билеты на ваш самолет больше, чем остальные европейцы. Либо относитесь к нам так же, как ко всем, либо не продавайте билеты». Все эти негативные эмоции подвигли нас на проведение акции протеста посредством курения в туалетах. В ответ экипаж выдвинул из своих рядов специального человека, курирующего исключительно русских. Когда кто-нибудь из нас направлялся в туалет, этот бедолага плелся следом, честно ждал у двери, а на выходе тщательно обнюхивал. Это было забавно, поскольку он напоминал пса, ревностно стерегущего хозяйское добро. Веселье кончилось на шестом часу полета, когда нас пригласили к командиру корабля, где доходчиво объяснили, что по прилету всех протестующих ждет кара Господня и штраф в размере двух тысяч долларов США на каждого. Мысленно прикинув нашу наличность, мы временно отступили, сославшись на старинную русскую традицию временно отступать, поэтому остаток полета прошел без эксцессов. Забегая вперед, должен заметить, что на обратном пути мы получили полную сатисфакцию и переиграли противника по всем пунктам. Обратно мы летели 9-ого мая. Можете себе представить: русская группа численностью более сорока человек, затаившая обиду, в Россию, немецкой авиакомпанией, в день Победы. Мы чувствовали себя воинами-победителями, возвращающимися домой на трофейном самолете, и вели себя соответствующе. Почти как у Владимира Семеновича Высоцкого: «И никто нам не мог даже слова сказать…». Позже у меня мелькнула предательская мыслишка: «Может, за это нас и не любят?», но я прогнал ее с позором.

Однако, вернемся к Мексике. Я был в ней только один раз и только две недели. Это то же самое, что для голодного человека канапе с икрой, с воткнутой в него серебряной шпажкой, поданное на старинном китайском фарфоре. Вкусно, красиво и до обидного мало. За отведенное тебе время ты не только не успеваешь увидеть Мексику, но даже и не понимаешь, с какого края к ней подступиться. Рвануть бы туда месяца на три, да чтоб вдоль и поперек автостопом, да чтоб в кармане не больше сотни на крайний случай, да наплевав на обещание не приближаться к границе США. Вот тогда можно что-то увидеть и оценить. А так это просто случайно подсмотренные и не всегда понятые кусочки чужой жизни.

iaПройдя таможенные процедуры и едва оказавшись в Мехико, мы, на свою беду, по какой-то мелкой надобности заглянули в ближайший супермаркет, и это определило всю нашу дальнейшую программу пребывания в стране. Гигантские, уходящие вдаль и теряющиеся за горизонтом ряды, заполненные бутылками с текилой всевозможных форм, цветов и размеров. Мы попробовали пересчитать сорта, но через некоторое время бросили это занятие в связи с невозможностью осуществления – супермаркет закрывался на ночь. Тогда мы решили, что не уедем из страны, пока не продегустируем хотя бы половину. Это характеризует нас как людей наивных, недалеких и, к тому же, абсолютных профанов в арифметике. Для осуществления столь дерзкого плана нам потребовался бы, как минимум, год. Так произошло ПЕРВОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. Выражаясь сухим языком науки, это звучит, примерно, так: «количество сортов текилы в Мексике обратно пропорционально информации в России по этому вопросу», либо проще: «текилы в Мексике столько, что и не сосчитать».

А вскоре последовало и ВТОРОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ: «мексиканцы не пьют текилу так, как мы думаем, что так ее пьют мексиканцы». Я долго думал, как эту мысль выразить по-научному, но, в результате, сдался и объясню, как сумею. Дело в том, что собираясь в Мексику, я серьезно подготовился, чтобы не ударить лицом в грязь. Я думаю, что большинство россиян знакомы с этим ритуалом. На тыльную сторону ладони левой руки, как правило, между большим и указательным пальцами насыпается щепотка соли. Той же рукой и, скорее всего, теми же пальцами берется кусочек лимона. Тем временем, правая рука тоже не скучает без дела. Она нежно или яростно, в зависимости от темперамента, сжимает стопку текилы. Затем открывается ротовое отверстие, и туда помещаются все приготовленные компоненты в строго определенной последовательности, начиная солью и заканчивая лимоном. Как вы уже догадались, текила располагается в середине этой цепочки. Вышеописанной церемонии дают разные исторические объяснения, уходящие корнями чуть ли не к цивилизации майя. Так вот, я не видел ни одного мексиканца, пьющего текилу подобным образом. Теперь я понимаю, считать эту традицию мексиканской, то же самое, как выдавать за истинно русский способ потребления водки следующие действия: в два-три глотка осушить граненый стакан и, не забав громко упомянуть чьих-нибудь родственников по материнской линии, от души шваркнуть стакан об пол, после чего все это занюхивается заскорузлой телогрейкой. Нет, конечно, есть индивидуумы, признающие данный вариант наиболее удачным, но было бы неправильно распространять их мнение на весь народ. Мексиканцы пьют просто, без затей, прямо из бутылки. Сказать по правде, я видел не очень много местных жителей, но те, кого я поймал за этим занятием, особо не церемонились. Сперва меня подобный способ немного пугал, но, попробовав, я понял, что в таком подходе тоже есть своя прелесть.

gidОднако, всех комплексов преодолеть мне все же не удалось. Во время одной из экскурсий мы с гидом, колоритным дядькой лет сорока-шестидесяти (точнее возраст определить невозможно, за что ему следует поблагодарить текилу) по очереди прикладывались к бутылке. Стараясь не посрамить честь туриста из России, я не отставал от него ни в объеме глотков, ни в частоте подходов, чем вызвал в нем к себе заслуженное уважение и почти родственные по теплоте чувства. Наконец, бутылка опустела, и на донышке остался бледный и страшно одинокий червяк. А все дело в том, что текила с червяком считается одной из лучших. Я думаю, что действительно мог бы получить от нее удовольствие, если бы не постоянное опасение проглотить червяка и виртуозное маневрирование, чтобы на меня не выпал заключительный глоток. И вот, победа. Я протягиваю моему новому другу бутылку, в которой осталось жидкости на четверть глотка и то кошмарное существо. Гид, ни на секунду не задумываясь, выцеживает остатки текилы и возвращает мне емкость со скучающим на дне монстром. Оказывается, по законам мексиканского гостеприимства, этот бледный ужас достается самому уважаемому и дорогому гостю. Получается, что я напрасно мучался: червяк изначально был мой. Я нервно хихикал, зажмуривался, многократно резко выдыхал, считал до трех, до пяти, до десяти, мысленно бубнил, что раз и все, что даже вкуса не почувствую, что мне совсем не обязательно его жевать, но так и не смог заставить себя проглотить это чудовище. Гид внимательно наблюдал за моими переживаниями. Минут через пятнадцать я отдал ему бутылку. Он молча вытряс ее содержимое в рот, сглотнул и отсел от меня. Больше мы с ним не общались, а если ему что-то было от меня нужно, он передавал через моих товарищей. Меня переполняла горечь вперемешку с радостью. Горечь оттого, что потерял с таким трудом завоеванное уважение, а радость, потому что с нами больше не было червяка.

mex-3Но если бы наша встреча состоялась дня через четыре, то результат мог бы быть совсем другим, потому что к тому времени я успел сделать ТРЕТЬЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. В отличие от первых двух, оно может потянуть на несколько докторских и бесконечное число кандидатских. Всем любителям карьерного роста отдаю безвозмездно. Я обнаружил, что за этические и нравственные нормы в человеке отвечает фиолетовая часть спектра. Стоит только приглушить фиолетовый и усилить красный, вся цивилизованная накипь сползает с него в пять секунд. В качестве иллюстрации достаточно взглянуть на физиономии алкашей, особенно на самую выступающую часть. Опять же, если человек смущается, организм, чтобы выйти из этой, неприятной для него ситуации, добавляет в краску лица немного пунцовости. Конечно, существуют бледные хамы и подонки, но какое правило не имеет исключений. А озарение пришло ко мне после посещения «острова пиратов» в Канкуне. Удовольствие стоит около пятидесяти американских долларов. За эти деньги ты садишься на кораблик, который идет на какой-то небольшой островок неподалеку, где ты можешь есть, пить и предаваться буйному веселью в той степени, в которой только способен. Длящееся порядка пяти-шести часов действо сдобрено красивым стильным антуражем и аниматорами, выряженными под пиратов. При входе на кораблик нас всех нарядили в красные жилетки, что, видимо, и сыграло решающую роль в нашем дальнейшем времяпровождении. Банкиры, чиновники, бизнесмены и даже пара учителей – люди вполне воспитанные, приличные и благопристойные, нацепив красный лоскут, вели себя, словно гунны на второй день разграбления Рима. И это не только наши сограждане, что никого бы не удивило. Сумасбродствующая толпа поражала многонациональностью состава. Напитки текли рекой и, что характерно, не по усам, а именно, в рот. Впоследствии, опрашивая участников тех событий, я понял, что четкой картинки вечера не осталось ни у кого. Некоторые знают о своем пребывании там только потому, что обнаружили себя на фотографиях. Мои личные воспоминания: отплясывание под зажигательную латиноамериканскую мелодию русского народного танца «Семь-сорок», а также проход торжественным маршем по всему острову в обнимку с каким-то англичанином и скандирование: «Янки, гоу хоум!». Мы с ним потом еще полчаса обсуждали нашу выходку и громко смеялись. Куда только девался мой языковой барьер.

mex-4Таким образом, две недели пролетели, как один день. Похоже, я слишком увлекся главной мексиканской достопримечательностью. Конечно, были еще и подъемы на пирамиды в Чичен-Ице, и погружения с аквалангом в подземную реку, и романтические ночные прогулки по Косумелю, и перевертывания со спины на живот и обратно на белопесчанных пляжах Канкуна. Но все эти воспоминания слегка подернуты легким текиловым туманом. Поэтому, чтобы делать подобные заявления со стопроцентной уверенностью, придется посетить Мексику еще раз. А там, глядишь, и осмелюсь проглотить этого злополучного белого червяка. Чем я хуже других. Правда, лучше потренироваться дома, чтобы опять не опозориться. Поэтому заканчиваю свою писанину, ставлю жирную точку, беру лопату да пойду, накопаю с десяточек.

До встречи, друзья, (хорошо бы по-мексикански).

mex-1Единственное, в чем я нахожу сходство между Мексикой и мексиканскими сериалами, - это невозможность от них оторваться. Во всем остальном они диаметрально противоположны. Насколько бездарна и безвкусна продукция мыловаренной кинофабрики, настолько интересна и колоритна сама Мексика и люди, ее населяющие. Мне могут возразить, что сериал сериалу – рознь, и, вообще, кто я такой, чтобы так безапелляционно судить о киноискусстве.

Отвечаю. Мексиканский сериал я смотрел один раз в жизни, зато полностью (что-то около семидесяти-восьмидесяти серий). С тех пор я проникся к подобного рода продукции столь глубоким отвращением, что, заслышав звуки похожей музыки или характерные голоса ни в чем не повинных дублирующих актеров, испытываю самый настоящий рвотный позыв. Теперь объясню, к чему я приплел этот нелюбимый мною жанр. Виновата школа. С младших классов на уроках математики в нас вдалбливали метод доказательства от противного. И вот, сработало. Выбрав, на мой взгляд, самое противное, я решил от него оттолкнуться. Теперь, если меня и посетит какое-нибудь негативное воспоминание о Мексике, оно мигом окрашивается в теплые радостные тона, потому что мне есть, с чем сравнивать. Ну, ладно, хватит о грустном.

Итак, Мексика. «Государство в юго-западной части Северной Америки, между Атлантическим и Тихим океанами. Длина атлантического побережья около 2,5 тысяч километров, тихоокеанского – более 5,5 тысяч километров. Площадь – 1969,4 тысяч квадратных километров. Столица – город Мехико. Мексика – федеративная республика, во главе которой стоит президент».

Не правда ли, нудно. Так же нудно, как и заполнять анкету для получения визы, где надо доказать, что не будешь подбираться к границе Соединенных Штатов Америки и что до прочтения данной анкеты ты вообще ничего не знал о существовании этой страны. Давят американцы мексиканцев, пытаются диктовать им свою волю. Был бы жив Троцкий, он бы не такого допустил. (Если кто не понял, это была шутка.)

Летели в Мексику мы самолетом известной немецкой авиакомпании. Наверное, рейсы, на которых приходится обслуживать российских граждан, являются для экипажей этой компании чем-то вроде штрафбата. Назначение на такой рейс следует лишь за какие-то особо изощренные прегрешения перед фирмой и служит альтернативой увольнению. Все это явственно читается у них на лицах. Выходит, что стихи Владимира Владимировича Маяковского «О советском паспорте» не потеряли актуальности и по сей день. Идет эдакая Брунгильда по самолету между рядами, улыбается. Проходит французов, итальянцев, чехов, поляков – улыбку держит. Молодец, профи. Немцам улыбается особенно приветливо. Добирается до кресел с русскими туристами, и тут происходит чудо. Пара килограмм незрелых лимонов мгновенно оказывается у нее во рту и самовыжимаются, что не может не отразиться на ее миловидном личике. Возникает безумное желание взять ее за плечи очень аккуратно, дабы не помять безукоризненно сидящую форму, развернуть на сто восемьдесят градусов и отвесить хорошего пинка, чтобы она смогла оказаться там, где ей хорошо, и к ней вернулась доброжелательная улыбка. И еще хочется спросить: «Господа, за что вы нас так не любите? Мы ведь платим за билеты на ваш самолет больше, чем остальные европейцы. Либо относитесь к нам так же, как ко всем, либо не продавайте билеты». Все эти негативные эмоции подвигли нас на проведение акции протеста посредством курения в туалетах. В ответ экипаж выдвинул из своих рядов специального человека, курирующего исключительно русских. Когда кто-нибудь из нас направлялся в туалет, этот бедолага плелся следом, честно ждал у двери, а на выходе тщательно обнюхивал. Это было забавно, поскольку он напоминал пса, ревностно стерегущего хозяйское добро. Веселье кончилось на шестом часу полета, когда нас пригласили к командиру корабля, где доходчиво объяснили, что по прилету всех протестующих ждет кара Господня и штраф в размере двух тысяч долларов США на каждого. Мысленно прикинув нашу наличность, мы временно отступили, сославшись на старинную русскую традицию временно отступать, поэтому остаток полета прошел без эксцессов. Забегая вперед, должен заметить, что на обратном пути мы получили полную сатисфакцию и переиграли противника по всем пунктам. Обратно мы летели 9-ого мая. Можете себе представить: русская группа численностью более сорока человек, затаившая обиду, в Россию, немецкой авиакомпанией, в день Победы. Мы чувствовали себя воинами-победителями, возвращающимися домой на трофейном самолете, и вели себя соответствующе. Почти как у Владимира Семеновича Высоцкого: «И никто нам не мог даже слова сказать…». Позже у меня мелькнула предательская мыслишка: «Может, за это нас и не любят?», но я прогнал ее с позором.

Однако, вернемся к Мексике. Я был в ней только один раз и только две недели. Это то же самое, что для голодного человека канапе с икрой, с воткнутой в него серебряной шпажкой, поданное на старинном китайском фарфоре. Вкусно, красиво и до обидного мало. За отведенное тебе время ты не только не успеваешь увидеть Мексику, но даже и не понимаешь, с какого края к ней подступиться. Рвануть бы туда месяца на три, да чтоб вдоль и поперек автостопом, да чтоб в кармане не больше сотни на крайний случай, да наплевав на обещание не приближаться к границе США. Вот тогда можно что-то увидеть и оценить. А так это просто случайно подсмотренные и не всегда понятые кусочки чужой жизни.

iaПройдя таможенные процедуры и едва оказавшись в Мехико, мы, на свою беду, по какой-то мелкой надобности заглянули в ближайший супермаркет, и это определило всю нашу дальнейшую программу пребывания в стране. Гигантские, уходящие вдаль и теряющиеся за горизонтом ряды, заполненные бутылками с текилой всевозможных форм, цветов и размеров. Мы попробовали пересчитать сорта, но через некоторое время бросили это занятие в связи с невозможностью осуществления – супермаркет закрывался на ночь. Тогда мы решили, что не уедем из страны, пока не продегустируем хотя бы половину. Это характеризует нас как людей наивных, недалеких и, к тому же, абсолютных профанов в арифметике. Для осуществления столь дерзкого плана нам потребовался бы, как минимум, год. Так произошло ПЕРВОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. Выражаясь сухим языком науки, это звучит, примерно, так: «количество сортов текилы в Мексике обратно пропорционально информации в России по этому вопросу», либо проще: «текилы в Мексике столько, что и не сосчитать».

А вскоре последовало и ВТОРОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ: «мексиканцы не пьют текилу так, как мы думаем, что так ее пьют мексиканцы». Я долго думал, как эту мысль выразить по-научному, но, в результате, сдался и объясню, как сумею. Дело в том, что собираясь в Мексику, я серьезно подготовился, чтобы не ударить лицом в грязь. Я думаю, что большинство россиян знакомы с этим ритуалом. На тыльную сторону ладони левой руки, как правило, между большим и указательным пальцами насыпается щепотка соли. Той же рукой и, скорее всего, теми же пальцами берется кусочек лимона. Тем временем, правая рука тоже не скучает без дела. Она нежно или яростно, в зависимости от темперамента, сжимает стопку текилы. Затем открывается ротовое отверстие, и туда помещаются все приготовленные компоненты в строго определенной последовательности, начиная солью и заканчивая лимоном. Как вы уже догадались, текила располагается в середине этой цепочки. Вышеописанной церемонии дают разные исторические объяснения, уходящие корнями чуть ли не к цивилизации майя. Так вот, я не видел ни одного мексиканца, пьющего текилу подобным образом. Теперь я понимаю, считать эту традицию мексиканской, то же самое, как выдавать за истинно русский способ потребления водки следующие действия: в два-три глотка осушить граненый стакан и, не забав громко упомянуть чьих-нибудь родственников по материнской линии, от души шваркнуть стакан об пол, после чего все это занюхивается заскорузлой телогрейкой. Нет, конечно, есть индивидуумы, признающие данный вариант наиболее удачным, но было бы неправильно распространять их мнение на весь народ. Мексиканцы пьют просто, без затей, прямо из бутылки. Сказать по правде, я видел не очень много местных жителей, но те, кого я поймал за этим занятием, особо не церемонились. Сперва меня подобный способ немного пугал, но, попробовав, я понял, что в таком подходе тоже есть своя прелесть.

gidОднако, всех комплексов преодолеть мне все же не удалось. Во время одной из экскурсий мы с гидом, колоритным дядькой лет сорока-шестидесяти (точнее возраст определить невозможно, за что ему следует поблагодарить текилу) по очереди прикладывались к бутылке. Стараясь не посрамить честь туриста из России, я не отставал от него ни в объеме глотков, ни в частоте подходов, чем вызвал в нем к себе заслуженное уважение и почти родственные по теплоте чувства. Наконец, бутылка опустела, и на донышке остался бледный и страшно одинокий червяк. А все дело в том, что текила с червяком считается одной из лучших. Я думаю, что действительно мог бы получить от нее удовольствие, если бы не постоянное опасение проглотить червяка и виртуозное маневрирование, чтобы на меня не выпал заключительный глоток. И вот, победа. Я протягиваю моему новому другу бутылку, в которой осталось жидкости на четверть глотка и то кошмарное существо. Гид, ни на секунду не задумываясь, выцеживает остатки текилы и возвращает мне емкость со скучающим на дне монстром. Оказывается, по законам мексиканского гостеприимства, этот бледный ужас достается самому уважаемому и дорогому гостю. Получается, что я напрасно мучался: червяк изначально был мой. Я нервно хихикал, зажмуривался, многократно резко выдыхал, считал до трех, до пяти, до десяти, мысленно бубнил, что раз и все, что даже вкуса не почувствую, что мне совсем не обязательно его жевать, но так и не смог заставить себя проглотить это чудовище. Гид внимательно наблюдал за моими переживаниями. Минут через пятнадцать я отдал ему бутылку. Он молча вытряс ее содержимое в рот, сглотнул и отсел от меня. Больше мы с ним не общались, а если ему что-то было от меня нужно, он передавал через моих товарищей. Меня переполняла горечь вперемешку с радостью. Горечь оттого, что потерял с таким трудом завоеванное уважение, а радость, потому что с нами больше не было червяка.

mex-3Но если бы наша встреча состоялась дня через четыре, то результат мог бы быть совсем другим, потому что к тому времени я успел сделать ТРЕТЬЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. В отличие от первых двух, оно может потянуть на несколько докторских и бесконечное число кандидатских. Всем любителям карьерного роста отдаю безвозмездно. Я обнаружил, что за этические и нравственные нормы в человеке отвечает фиолетовая часть спектра. Стоит только приглушить фиолетовый и усилить красный, вся цивилизованная накипь сползает с него в пять секунд. В качестве иллюстрации достаточно взглянуть на физиономии алкашей, особенно на самую выступающую часть. Опять же, если человек смущается, организм, чтобы выйти из этой, неприятной для него ситуации, добавляет в краску лица немного пунцовости. Конечно, существуют бледные хамы и подонки, но какое правило не имеет исключений. А озарение пришло ко мне после посещения «острова пиратов» в Канкуне. Удовольствие стоит около пятидесяти американских долларов. За эти деньги ты садишься на кораблик, который идет на какой-то небольшой островок неподалеку, где ты можешь есть, пить и предаваться буйному веселью в той степени, в которой только способен. Длящееся порядка пяти-шести часов действо сдобрено красивым стильным антуражем и аниматорами, выряженными под пиратов. При входе на кораблик нас всех нарядили в красные жилетки, что, видимо, и сыграло решающую роль в нашем дальнейшем времяпровождении. Банкиры, чиновники, бизнесмены и даже пара учителей – люди вполне воспитанные, приличные и благопристойные, нацепив красный лоскут, вели себя, словно гунны на второй день разграбления Рима. И это не только наши сограждане, что никого бы не удивило. Сумасбродствующая толпа поражала многонациональностью состава. Напитки текли рекой и, что характерно, не по усам, а именно, в рот. Впоследствии, опрашивая участников тех событий, я понял, что четкой картинки вечера не осталось ни у кого. Некоторые знают о своем пребывании там только потому, что обнаружили себя на фотографиях. Мои личные воспоминания: отплясывание под зажигательную латиноамериканскую мелодию русского народного танца «Семь-сорок», а также проход торжественным маршем по всему острову в обнимку с каким-то англичанином и скандирование: «Янки, гоу хоум!». Мы с ним потом еще полчаса обсуждали нашу выходку и громко смеялись. Куда только девался мой языковой барьер.

mex-4Таким образом, две недели пролетели, как один день. Похоже, я слишком увлекся главной мексиканской достопримечательностью. Конечно, были еще и подъемы на пирамиды в Чичен-Ице, и погружения с аквалангом в подземную реку, и романтические ночные прогулки по Косумелю, и перевертывания со спины на живот и обратно на белопесчанных пляжах Канкуна. Но все эти воспоминания слегка подернуты легким текиловым туманом. Поэтому, чтобы делать подобные заявления со стопроцентной уверенностью, придется посетить Мексику еще раз. А там, глядишь, и осмелюсь проглотить этого злополучного белого червяка. Чем я хуже других. Правда, лучше потренироваться дома, чтобы опять не опозориться. Поэтому заканчиваю свою писанину, ставлю жирную точку, беру лопату да пойду, накопаю с десяточек.

До встречи, друзья, (хорошо бы по-мексикански).

mex-1Единственное, в чем я нахожу сходство между Мексикой и мексиканскими сериалами, - это невозможность от них оторваться. Во всем остальном они диаметрально противоположны. Насколько бездарна и безвкусна продукция мыловаренной кинофабрики, настолько интересна и колоритна сама Мексика и люди, ее населяющие. Мне могут возразить, что сериал сериалу – рознь, и, вообще, кто я такой, чтобы так безапелляционно судить о киноискусстве.

Отвечаю. Мексиканский сериал я смотрел один раз в жизни, зато полностью (что-то около семидесяти-восьмидесяти серий). С тех пор я проникся к подобного рода продукции столь глубоким отвращением, что, заслышав звуки похожей музыки или характерные голоса ни в чем не повинных дублирующих актеров, испытываю самый настоящий рвотный позыв. Теперь объясню, к чему я приплел этот нелюбимый мною жанр. Виновата школа. С младших классов на уроках математики в нас вдалбливали метод доказательства от противного. И вот, сработало. Выбрав, на мой взгляд, самое противное, я решил от него оттолкнуться. Теперь, если меня и посетит какое-нибудь негативное воспоминание о Мексике, оно мигом окрашивается в теплые радостные тона, потому что мне есть, с чем сравнивать. Ну, ладно, хватит о грустном.

Итак, Мексика. «Государство в юго-западной части Северной Америки, между Атлантическим и Тихим океанами. Длина атлантического побережья около 2,5 тысяч километров, тихоокеанского – более 5,5 тысяч километров. Площадь – 1969,4 тысяч квадратных километров. Столица – город Мехико. Мексика – федеративная республика, во главе которой стоит президент».

Не правда ли, нудно. Так же нудно, как и заполнять анкету для получения визы, где надо доказать, что не будешь подбираться к границе Соединенных Штатов Америки и что до прочтения данной анкеты ты вообще ничего не знал о существовании этой страны. Давят американцы мексиканцев, пытаются диктовать им свою волю. Был бы жив Троцкий, он бы не такого допустил. (Если кто не понял, это была шутка.)

Летели в Мексику мы самолетом известной немецкой авиакомпании. Наверное, рейсы, на которых приходится обслуживать российских граждан, являются для экипажей этой компании чем-то вроде штрафбата. Назначение на такой рейс следует лишь за какие-то особо изощренные прегрешения перед фирмой и служит альтернативой увольнению. Все это явственно читается у них на лицах. Выходит, что стихи Владимира Владимировича Маяковского «О советском паспорте» не потеряли актуальности и по сей день. Идет эдакая Брунгильда по самолету между рядами, улыбается. Проходит французов, итальянцев, чехов, поляков – улыбку держит. Молодец, профи. Немцам улыбается особенно приветливо. Добирается до кресел с русскими туристами, и тут происходит чудо. Пара килограмм незрелых лимонов мгновенно оказывается у нее во рту и самовыжимаются, что не может не отразиться на ее миловидном личике. Возникает безумное желание взять ее за плечи очень аккуратно, дабы не помять безукоризненно сидящую форму, развернуть на сто восемьдесят градусов и отвесить хорошего пинка, чтобы она смогла оказаться там, где ей хорошо, и к ней вернулась доброжелательная улыбка. И еще хочется спросить: «Господа, за что вы нас так не любите? Мы ведь платим за билеты на ваш самолет больше, чем остальные европейцы. Либо относитесь к нам так же, как ко всем, либо не продавайте билеты». Все эти негативные эмоции подвигли нас на проведение акции протеста посредством курения в туалетах. В ответ экипаж выдвинул из своих рядов специального человека, курирующего исключительно русских. Когда кто-нибудь из нас направлялся в туалет, этот бедолага плелся следом, честно ждал у двери, а на выходе тщательно обнюхивал. Это было забавно, поскольку он напоминал пса, ревностно стерегущего хозяйское добро. Веселье кончилось на шестом часу полета, когда нас пригласили к командиру корабля, где доходчиво объяснили, что по прилету всех протестующих ждет кара Господня и штраф в размере двух тысяч долларов США на каждого. Мысленно прикинув нашу наличность, мы временно отступили, сославшись на старинную русскую традицию временно отступать, поэтому остаток полета прошел без эксцессов. Забегая вперед, должен заметить, что на обратном пути мы получили полную сатисфакцию и переиграли противника по всем пунктам. Обратно мы летели 9-ого мая. Можете себе представить: русская группа численностью более сорока человек, затаившая обиду, в Россию, немецкой авиакомпанией, в день Победы. Мы чувствовали себя воинами-победителями, возвращающимися домой на трофейном самолете, и вели себя соответствующе. Почти как у Владимира Семеновича Высоцкого: «И никто нам не мог даже слова сказать…». Позже у меня мелькнула предательская мыслишка: «Может, за это нас и не любят?», но я прогнал ее с позором.

Однако, вернемся к Мексике. Я был в ней только один раз и только две недели. Это то же самое, что для голодного человека канапе с икрой, с воткнутой в него серебряной шпажкой, поданное на старинном китайском фарфоре. Вкусно, красиво и до обидного мало. За отведенное тебе время ты не только не успеваешь увидеть Мексику, но даже и не понимаешь, с какого края к ней подступиться. Рвануть бы туда месяца на три, да чтоб вдоль и поперек автостопом, да чтоб в кармане не больше сотни на крайний случай, да наплевав на обещание не приближаться к границе США. Вот тогда можно что-то увидеть и оценить. А так это просто случайно подсмотренные и не всегда понятые кусочки чужой жизни.

iaПройдя таможенные процедуры и едва оказавшись в Мехико, мы, на свою беду, по какой-то мелкой надобности заглянули в ближайший супермаркет, и это определило всю нашу дальнейшую программу пребывания в стране. Гигантские, уходящие вдаль и теряющиеся за горизонтом ряды, заполненные бутылками с текилой всевозможных форм, цветов и размеров. Мы попробовали пересчитать сорта, но через некоторое время бросили это занятие в связи с невозможностью осуществления – супермаркет закрывался на ночь. Тогда мы решили, что не уедем из страны, пока не продегустируем хотя бы половину. Это характеризует нас как людей наивных, недалеких и, к тому же, абсолютных профанов в арифметике. Для осуществления столь дерзкого плана нам потребовался бы, как минимум, год. Так произошло ПЕРВОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. Выражаясь сухим языком науки, это звучит, примерно, так: «количество сортов текилы в Мексике обратно пропорционально информации в России по этому вопросу», либо проще: «текилы в Мексике столько, что и не сосчитать».

А вскоре последовало и ВТОРОЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ: «мексиканцы не пьют текилу так, как мы думаем, что так ее пьют мексиканцы». Я долго думал, как эту мысль выразить по-научному, но, в результате, сдался и объясню, как сумею. Дело в том, что собираясь в Мексику, я серьезно подготовился, чтобы не ударить лицом в грязь. Я думаю, что большинство россиян знакомы с этим ритуалом. На тыльную сторону ладони левой руки, как правило, между большим и указательным пальцами насыпается щепотка соли. Той же рукой и, скорее всего, теми же пальцами берется кусочек лимона. Тем временем, правая рука тоже не скучает без дела. Она нежно или яростно, в зависимости от темперамента, сжимает стопку текилы. Затем открывается ротовое отверстие, и туда помещаются все приготовленные компоненты в строго определенной последовательности, начиная солью и заканчивая лимоном. Как вы уже догадались, текила располагается в середине этой цепочки. Вышеописанной церемонии дают разные исторические объяснения, уходящие корнями чуть ли не к цивилизации майя. Так вот, я не видел ни одного мексиканца, пьющего текилу подобным образом. Теперь я понимаю, считать эту традицию мексиканской, то же самое, как выдавать за истинно русский способ потребления водки следующие действия: в два-три глотка осушить граненый стакан и, не забав громко упомянуть чьих-нибудь родственников по материнской линии, от души шваркнуть стакан об пол, после чего все это занюхивается заскорузлой телогрейкой. Нет, конечно, есть индивидуумы, признающие данный вариант наиболее удачным, но было бы неправильно распространять их мнение на весь народ. Мексиканцы пьют просто, без затей, прямо из бутылки. Сказать по правде, я видел не очень много местных жителей, но те, кого я поймал за этим занятием, особо не церемонились. Сперва меня подобный способ немного пугал, но, попробовав, я понял, что в таком подходе тоже есть своя прелесть.

gidОднако, всех комплексов преодолеть мне все же не удалось. Во время одной из экскурсий мы с гидом, колоритным дядькой лет сорока-шестидесяти (точнее возраст определить невозможно, за что ему следует поблагодарить текилу) по очереди прикладывались к бутылке. Стараясь не посрамить честь туриста из России, я не отставал от него ни в объеме глотков, ни в частоте подходов, чем вызвал в нем к себе заслуженное уважение и почти родственные по теплоте чувства. Наконец, бутылка опустела, и на донышке остался бледный и страшно одинокий червяк. А все дело в том, что текила с червяком считается одной из лучших. Я думаю, что действительно мог бы получить от нее удовольствие, если бы не постоянное опасение проглотить червяка и виртуозное маневрирование, чтобы на меня не выпал заключительный глоток. И вот, победа. Я протягиваю моему новому другу бутылку, в которой осталось жидкости на четверть глотка и то кошмарное существо. Гид, ни на секунду не задумываясь, выцеживает остатки текилы и возвращает мне емкость со скучающим на дне монстром. Оказывается, по законам мексиканского гостеприимства, этот бледный ужас достается самому уважаемому и дорогому гостю. Получается, что я напрасно мучался: червяк изначально был мой. Я нервно хихикал, зажмуривался, многократно резко выдыхал, считал до трех, до пяти, до десяти, мысленно бубнил, что раз и все, что даже вкуса не почувствую, что мне совсем не обязательно его жевать, но так и не смог заставить себя проглотить это чудовище. Гид внимательно наблюдал за моими переживаниями. Минут через пятнадцать я отдал ему бутылку. Он молча вытряс ее содержимое в рот, сглотнул и отсел от меня. Больше мы с ним не общались, а если ему что-то было от меня нужно, он передавал через моих товарищей. Меня переполняла горечь вперемешку с радостью. Горечь оттого, что потерял с таким трудом завоеванное уважение, а радость, потому что с нами больше не было червяка.

mex-3Но если бы наша встреча состоялась дня через четыре, то результат мог бы быть совсем другим, потому что к тому времени я успел сделать ТРЕТЬЕ ВЕЛИКОЕ МЕКСИКАНСКОЕ ОТКРЫТИЕ. В отличие от первых двух, оно может потянуть на несколько докторских и бесконечное число кандидатских. Всем любителям карьерного роста отдаю безвозмездно. Я обнаружил, что за этические и нравственные нормы в человеке отвечает фиолетовая часть спектра. Стоит только приглушить фиолетовый и усилить красный, вся цивилизованная накипь сползает с него в пять секунд. В качестве иллюстрации достаточно взглянуть на физиономии алкашей, особенно на самую выступающую часть. Опять же, если человек смущается, организм, чтобы выйти из этой, неприятной для него ситуации, добавляет в краску лица немного пунцовости. Конечно, существуют бледные хамы и подонки, но какое правило не имеет исключений. А озарение пришло ко мне после посещения «острова пиратов» в Канкуне. Удовольствие стоит около пятидесяти американских долларов. За эти деньги ты садишься на кораблик, который идет на какой-то небольшой островок неподалеку, где ты можешь есть, пить и предаваться буйному веселью в той степени, в которой только способен. Длящееся порядка пяти-шести часов действо сдобрено красивым стильным антуражем и аниматорами, выряженными под пиратов. При входе на кораблик нас всех нарядили в красные жилетки, что, видимо, и сыграло решающую роль в нашем дальнейшем времяпровождении. Банкиры, чиновники, бизнесмены и даже пара учителей – люди вполне воспитанные, приличные и благопристойные, нацепив красный лоскут, вели себя, словно гунны на второй день разграбления Рима. И это не только наши сограждане, что никого бы не удивило. Сумасбродствующая толпа поражала многонациональностью состава. Напитки текли рекой и, что характерно, не по усам, а именно, в рот. Впоследствии, опрашивая участников тех событий, я понял, что четкой картинки вечера не осталось ни у кого. Некоторые знают о своем пребывании там только потому, что обнаружили себя на фотографиях. Мои личные воспоминания: отплясывание под зажигательную латиноамериканскую мелодию русского народного танца «Семь-сорок», а также проход торжественным маршем по всему острову в обнимку с каким-то англичанином и скандирование: «Янки, гоу хоум!». Мы с ним потом еще полчаса обсуждали нашу выходку и громко смеялись. Куда только девался мой языковой барьер.

mex-4Таким образом, две недели пролетели, как один день. Похоже, я слишком увлекся главной мексиканской достопримечательностью. Конечно, были еще и подъемы на пирамиды в Чичен-Ице, и погружения с аквалангом в подземную реку, и романтические ночные прогулки по Косумелю, и перевертывания со спины на живот и обратно на белопесчанных пляжах Канкуна. Но все эти воспоминания слегка подернуты легким текиловым туманом. Поэтому, чтобы делать подобные заявления со стопроцентной уверенностью, придется посетить Мексику еще раз. А там, глядишь, и осмелюсь проглотить этого злополучного белого червяка. Чем я хуже других. Правда, лучше потренироваться дома, чтобы опять не опозориться. Поэтому заканчиваю свою писанину, ставлю жирную точку, беру лопату да пойду, накопаю с десяточек.

До встречи, друзья, (хорошо бы по-мексикански).

КУДА ЗВОНИТЬ И К КОМУ ПРИХОДИТЬ

E-mail: dive@moby-dick. mail.ru

Телефоны:

(495) 933-46-99

(495) 766-89-39

(495) 974-39-85

Адрес клуба:

1-ый Войковский проезд, дом 4

Наши друзья

maydiving baner

prof buh baner